/img/tv1.svg
RU KZ
Интифада для Трампа

Интифада для Трампа

Решение американского президента всколыхнуло мусульманский мир, звучат призывы к новой войне. 

19:40 08 Декабрь 2017 10678

Интифада для Трампа

Автор:

Аскар Муминов

Американский президент Дональд Трамп объявил о признании Иерусалима столицей Израиля и переезде в него посольства США из Тель-Авива.

«Я решил, что сейчас пришло время официально признать Иерусалим столицей Израиля», – сказал г-н Трамп. Стоит отметить, что ранее в Москве Западный Иерусалим признали столицей Израиля, правда, статус Восточного Иерусалима не был оговорен в заявлении российского МИДа. Принципиальность американского решения заключается в признании всего Иерусалима израильским.   

По словам президента, его предшественники на протяжении 20 лет не решались на этот шаг, опасаясь, что это повредит урегулированию отношений между Израилем и Палестиной, однако за 20 лет две страны не приблизились к перемирию, поэтому не стоит далее следовать этим путем. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху выразил Дональду Трампу благодарность за «отважное и справедливое решение».

Страны же Ближнего Востока и Палестина выступили с резкой критикой этого, лидеры ряда западных государств также не поддержали  Трампа.

Сдержанной оказалась реакция казахстанского МИДа.  В заявлении внешнеполитического ведомства подчеркивается, что Казахстан выражает обеспокоенность в связи с ростом напряженности вокруг ситуации со статусом города Иерусалима и призывает все вовлеченные стороны проявить сдержанность.

«Выступая за сохранение существующего статуса Иерусалима, Казахстан подтверждает свою приверженность палестино-израильскому урегулированию на основе международного права, соответствующих резолюций Генеральной ассамблеи и Совета безопасности ООН: 181 (1947), 242 (1967), 338 (1973), 2334 (2016) – и Арабской мирной инициативы от 2002 года. Решение палестино-израильского конфликта должно осуществляться по принципу «два государства для двух народов», который предусматривает создание Палестинского государства в границах 1967 года со столицей в Восточном Иерусалиме, сосуществующего в мире и безопасности с Израилем», – отмечено в заявлении.

Также МИД подчеркнул, что Казахстан в качестве непостоянного члена Совета безопасности ООН  продолжит оказывать полную поддержку процессу восстановления стабильности в регионе как неотъемлемому условию для установления мира на Ближнем Востоке.

Израиль ликует, арабы в ярости

Собственно, напряженность продолжает расти, так как реакция на решение Трампа в мусульманском мире оказалась взрывоопасной. Так, например, в Турции прошли акции протеста у здания консульства США в Стамбуле. Они бросали в здание консульства монеты и другие предметы, выражая свое возмущение. Участники акции выкрикивали лозунги против Дональда Трампа, а также в поддержку мусульман и Палестины.

Глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу назвал решение Дональда Трампа безответственным и противоречащим международному праву.

Лидер Палестинской национальной администрации (ПНА) Махмуд Аббас заявил, что решение Дональда Трампа противоречит международным резолюциям и подрывает усилия по достижению мира в регионе, а также представляет собой заявление об отказе США от спонсорства в мирном процессе. Он также назвал Иерусалим «вечной столицей Палестины».

Посол Палестины в России Абдель Хафиз Нофаль сказал, что перенос Дональдом Трампом столицы Израиля в Иерусалим – это «сумасшедший шаг, который приведет к хаосу и аду». В Лиге арабских государств заявили о смерти ближневосточного мирного процесса.

День палестинского гнева

Но не только мусульманский мир выразил недовольство, обеспокоены и в Европе.

«Европейский союз выражает серьезную обеспокоенность заявлением президента США Дональда Трампа относительно Иерусалима и последствиями, к которым оно может привести в отношении перспектив мира», – сказала глава европейской дипломатии Федерика Могерини.

Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй заявила о несогласии с признанием Иерусалима столицей Израиля и сообщила, что британское посольство останется в Тель-Авиве. Канцлер Германии Ангела Меркель сообщила, что федеральное правительство не поддерживает такую позицию, потому что статус Иерусалима должен обсуждаться в рамках решения двух государств.

Президент Франции Эммануэль Макрон сказал, что это решение вызывает сожаление, так как оно принято в нарушение международного права и резолюций ООН, и Франция его не одобряет.

Но, пожалуй, самое устрашающее заявление прозвучало от лидеров террористической группировки «Хамас», которые объявили о начале новой интифады для Трампа и Израиля. Лидер «Хамаса» Исмаил Хания сказал о прекращении мирного процесса на Ближнем Востоке и начале новой интифады. 8 декабря он объявил  «днем гнева» и началом палестинского восстания. По словам политика, «уже отдан приказ всем структурным подразделениям «Хамаса» быть готовым к отражению любой угрозы».

«В свете новых приоритетов мирный процесс между палестинцами и израильтянами был принесен в жертву, сделки века не будет. Теперь Палестина должна пересмотреть свои приоритеты, начнется восстание нашего народа против оккупации, и мы уверены в победе, возвращении и освобождении нашей святой земли. Единый Иерусалим останется арабским и исламским и столицей всей Палестины», – сказал он.

В свою очередь командование израильской армии решило направить на Западный берег реки Иордан несколько батальонов.

«После завершения оценки ситуации генеральным штабом было принято решение направить на усиление района Иудеи и Самарии несколько дополнительных батальонов, а также подразделение боевой разведки и защиты территории», – заявили в армии обороны Израиля.

По оценкам экспертов, решение Дональда Трампа может иметь непредсказуемый характер.

Вырастут антиамериканские настроения

Политолог Султанбек Султангалиев заметил, что решение Дональда Трампа приведет к резкому росту антиамериканских настроений в мусульманском мире и послужит катализатором роста межэтнической и межнациональной напряженности на Ближнем Востоке, и без того являющемся кровоточащим регионом планеты.

По его словам, главной причиной, по которой Дональд Трамп решился все-таки признать официально Иерусалим столицей Израиля, является сложная внутриполитическая ситуация, в которой оказалась его администрация. Совсем недавно провалившаяся инициатива импичмента, тем не менее, является тревожным звонком для команды хозяина Белого дома. В этих условиях поддержка со стороны еврейских предпринимательских кругов, всегда игравших важную роль в американской политике, является очень востребованной, заметил он. К тому же данное решение не скажется отрицательно в отношениях с правящей верхушкой мусульманского  мира, считает эксперт. По его словам, с Турцией, Сирией и Ираном у США и без того отношения не являются идеальными. А традиционные ближневосточные партнеры США в лице арабских монархий вынуждены будут смириться с решением в силу очень большой зависимости от Вашингтона.

«Конечно, дипломатическое негодование обязательно будет иметь место, но это скорее дань правилам политической игры, нежели серьезный фактор во внешней политике. К тому же сам перевод американского посольства в Иерусалим займет как минимум два года. А за это время могут измениться внутриполитические и международные обстоятельства, которые будут оказывать влияние на дальнейшие решения американской администрации», – отметил г-н Султангалиев.

Все только начинается

Эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности Григорий Трофимчук отметил, что решение США связано с тем, что основные события на Ближнем Востоке только начинают разворачиваться, а не заканчиваются. И Белый дом дает это понять достаточно ясно с помощью таких простых тестов, которые для самой американской стороны практически ничего не стоят. Но при этом международное сообщество, связанное не только с ближневосточной тематикой, автоматически пришло в движение.

«Не думаю, что решение о фактическом признании Иерусалима со стороны США и переброской туда посольства было, так сказать, эксцентричным решением Трампа, а имеет более глубокие основания и дальние прицелы. В этой связи стоило бы обратить внимание на заявление арабских политиков, которое коротко и достаточно точно квалифицирует происходящее: «Выход США из мирного процесса». Вашингтон прикидывает, что он может сделать после того, как Москва заявила о своей полной победе над террористами в Сирии. США такие формулировки не устраивают. Начало нового периода развития обстановки в Сирии и на Ближнем Востоке в целом, мы видим, в частности, и по ударам Израиля по объектам на сопредельной территории Сирии», – сказал он.

Эксперт считает, что эскалация напряжения уже состоялась, теперь эту энергию надо куда-то направить. Эксперт убежден, что США пытаются найти новые адресные группы для продолжения серии войн на территории Сирии, а также против Ирана и его интересов в этом регионе.

«Россия на официальном уровне проявила вполне понятное беспокойство, так как регистрирует очередную дестабилизацию практически на пустом месте, но пока не понимает ее масштабов и целей. Россия признала Иерусалим столицей Израиля как бы на будущее, избрав для этого соответствующие дипломатические формулировки, чтобы, с одной стороны, не возбудить арабский мир и конкретно Палестину, а с другой, чтобы нравиться Израилю. То есть, в принципе, в этом не было такого однозначного и жесткого вызова, как в шаге США», – сказал он.

Эксперт считает, что Америка в любом случае будет защищать Израиль, и для этого появляются новые реальные поводы, пусть даже спровоцированные искусственным путем. У США таких спящих мин много, и они могут быть вскрыты в любой удобный момент. По его словам, Астана также трезво оценивает обстановку, так как любые пожары внутри исламского мира теперь почти напрямую касаются и ее.

Рецепт для мира от затянувшегося заболевания 

Политолог Аркадий Дубнов, следящий за событиями на Ближнем Востоке, называет решение Дональда Трампа историческим, потому что оно ставит точку «в затянувшемся заболевании мирового сообщества, его политической импотенции, из-за которой оно уже несколько десятилетий неспособно решить один из главных конфликтов современной эпохи – палестино-израильский». Ссылки на то, что признание Вашингтоном Иерусалима столицей Израиля кладет конец поискам политико-дипломатического урегулирования, основанного на концепции двух государств, израильского и еврейского, лицемерны и лживы, убежден он.

По словам г-на Дубнова, во-первых, само палестинское руководство каждый раз уходило от реальных переговоров, потому что сохранение нынешнего статус-кво чрезвычайно ему выгодно. Миллиарды долларов западной помощи палестинцам идут только за то, что они не хотят брать на себя ответственность за строительство своего государства, не брезгуя при этом реальной  экономической поддержкой Израиля, заметил эксперт.

Во-вторых, по его словам, заявление Дональда Трампа отнюдь не является однозначной поддержкой Израиля, как полагают некоторые шумные демагоги. Вслед за этим в течение ближайших недель администрация Трампа представит свой план урегулирования палестино-израильского конфликта, в котором за признание Иерусалима своей столицей Израилю придется дорого заплатить, скорее всего, территориями. И вряд ли это встретит понимание у многих израильтян, считает эксперт, но оговаривается, что, поскольку Израиль – страна демократическая, это станет серьезным испытанием на прочность нынешнего правительства страны во главе с г-ном Нетяньяху. 

«Безусловно, это станет реальным испытанием и для палестинцев – а так ли уж искренне хотят они своего государства? Ведь надо понимать, что план Трампа будет согласован с саудовской монархией, а значит, не может оказаться направленным против интересов мусульман, следовательно, он не может не учитывать интересы палестинцев. Другое дело, что необходимо их отделять от интересов Ирана в регионе, понятно же, что Тегеран в штыки воспримет все, что согласовано с Эр-Риядом. В-третьих, надо понимать: добиться претворения своего плана в реальность станет, похоже, главной внешнеполитической амбицией Трампа за срок его президентства, с чем он надеется остаться в истории и заставить Америку изменить отношение к себе. Он бизнесмен, и это главная сделка его жизни», – сказал г-н Дубнов.

По его словам, осторожная позиция Казахстана связана с его стремлением сохранить лояльные отношения с Турцией, и отчасти с Ираном, как и со всей мировой мусульманской уммой. Тем более накануне экстренного саммита ОИС в Турции, где Астана нарастила в последнее время свой рейтинг.

«Я не уверен, что эта позиция отражает стремление к реальному урегулированию конфликта на Ближнем Востоке, где приходится смотреть правде в глаза. И более того, полагаю, что если Трампу и его команде удастся найти подходы к обеим сторонам конфликта, то прагматизм Астаны тоже приобретет большую гибкость», – сказал г-н Дубнов.  

Что же касается отличий в подходе к проблеме между Москвой и Астаной, то политолог не видит здесь чего-то экстраординарного – это лишь подтверждение разных внешнеполитических трендов двух стран. Казахстану важнее быть своим среди исламского сообщества, нежели играть какую-либо роль на Большом Ближнем Востоке. России же, претендующей на роль супердержавы, важнее сохранить свое влияние не только на исламское окружение Израиля, но также и на него самого по вполне понятным причинам.

«Однако в действительности заявление Трампа и мировая реакция на него говорят, что влияние Москвы на урегулирование палестино-израильского конфликта несравнимо по значимости с влиянием Вашингтона. Впрочем, как и в других горячих точках мира, к примеру на Корейском полуострове», – заметил он.

Активное позиционирование Астаны

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ Андрей Грозин отметил, что с учетом того, что Казахстан является непостоянным членом Совета безопасности ООН, он не мог не отреагировать на такое масштабное событие, так сказать, положение обязывает. Другое дело, что эта реакция ни к чему не обязывает, это были примирительные нотки, и заявление крайне выдержанное. Андрей Грозин заметил, что в Астане понимают, что Казахстан не ведущий мировой игрок, но подобное активное позиционирование молодой стране необходимо.

«Любопытно, что заявление Астаны значительно более мягкое, чем, например Эрдогана, Меркель и Макрона. У Казахстана почти российский подход, признание за Восточным Иерусалимом его статуса 1967 года, при этом не акцентируя внимание на положении Западного Иерусалима. Россия, правда, последний признала за Израилем, но это не вызвало бурной реакции именно потому, что не нарушает сложившийся статус-кво, в отличие от заявления Трампа, который фактически признал неделимый Иерусалим столицей Израиля, с чем, конечно, никогда не согласится арабский мир и палестинцы. В Астане понимают, что важно сохранить хотя бы нынешний уровень ближневосточного перемирия, однако решение Трампа – это почва для новой интифады, а значит, и роста не только региональной, но и международной напряженности», – сказал эксперт.

По его словам, американский президент решает свои внутренние задачи, усиливая акцент на международной проблематике, отсюда и новый виток противостояния с Ираном по ядерной программе, и будирование северокорейской проблемы – все это попытки создать контролируемую напряженность, заметил он.

«И вот уже все забыли об идее импичмента Трампу, но необходимо понимать, что это решение по Иерусалиму даже сами израильтяне с осторожностью восприняли, так как совершенно непонятно, к чему это в итоге может привести», – заключил Андрей Грозин.

Аскар Муминов

«В Голливуде такой невообразимый уровень конкуренции, что все сидят как минимум на антидепрессантах»

Год назад режиссер, сценарист, руководитель киношколы Action, известный казахстанский журналист Тулеген Байтукенов уехал в Лос-Анджелес. Он рассказал Inbusiness.kz, зачем его пригласили в США и чем он там занимается.

08 Сентябрь 2020 10:29 2268

Мы побеседовали с Тулегеном о его жизни в Америке, о том, сколько получают голливудские сценаристы, почему им запрещено спорить с продюсерами и на что в Голливуде может рассчитывать мигрант из Казахстана.

Тулеген, Вас пригласили на съемки документального фильма о родстве казахов и индейцев, что с картиной?

Она в процессе подготовки, мы уже должны были начать снимать, но помешал коронавирус.

Вы оказались в Америке в довольно интересное время – коронавирус, расовые протесты, наверное, сейчас не совсем уютно даже в Городе ангелов?

Думаю, что сейчас везде достаточно тревожно, Калифорния в этом смысле мало чем отличается от других мест на планете.

Меня интересует другое – каково жить на чужбине, когда приходили тревожные новости с родины, вся эта ситуация с коронавирусом… Не хотелось все бросить и уехать в Казахстан, чтобы быть с родными?

Во-первых, все международные рейсы были отменены, небо было закрыто, и уехать попросту было невозможно. Во-вторых, я понимал, что если мы уедем сейчас, то в силу многих обстоятельств обратно вряд ли вернемся. В-третьих, все наши родные нас поддерживали и говорили, что слава богу, что вы сейчас не в Казахстане – такая высокая тогда была заболеваемость. Переживания, конечно, были, ведь у меня COVID перенесли близкие родственники, маме даже пришлось покупать кислородный концентратор, но, несмотря на их болезнь, было понимание, что все под контролем. Мой зять – врач, и во многом благодаря его заботе и опеке все обошлось. Плюс ко всему из-за современных средств связи у нас нет ощущения, что мы живем вдали от дома и своей семьи. Сейчас же все изменилось. Вот сейчас мы разговариваем с вами, сидя в разных частях света, у вас уже ночь, а у нас только начинается утро дня, который у вас уже почти завершен.

Почему в Америке такое большое количество больных коронавирусом?

Недавно вышла статья в New York Times, в которой пытались найти причины такого большого распространения вируса и почему в США из всех развитых стран самая плохая ситуация с COVID-19, ведь он продолжает распространяться четыре месяца и спада не видно. Такого нет ни в одной из стран с высоким уровнем дохода. Один из экспертов объяснил это тяготением американцев к индивидуализму, американцы не хотят петь в хоре, не готовы к ограничениям и хотят нести ответственность за свое здоровье сами и, как мы видим, несут. Вторая причина, называемая экспертами, – это недостаточно эффективные государственные меры, государство не может применять слишком жесткие меры, опасаясь волны протестов по отношению к действующей власти. Чиновники здесь находятся между двумя огнями, с одной стороны, нужно вроде бы и людей спасти, с другой – не разочаровать электорат. Но американские власти сейчас под гнетом критики, многие пишут, что действующая администрация плохо работает и не может справляться с критическими ситуациями.

Но, по Вашим сторис в соцсетях, такое ощущение, что коронавирус давно покинул Америку, во всяком случае, Лос-Анджелес, маски у вас носят?

Носят в обязательном порядке, в магазины и рестораны не пускают без них, везде санитайзеры, за этим очень следят. И, хотя у посетителей нередко возникают конфликты со служащими магазинов, большинство все же вынуждены подчиняться – таковы правила. Мы спокойны, в нашем ближайшем окружении здесь заболевших нет, к тому же мы с супругой переболели чем-то похожим в декабре, с сухим кашлем, затрудненным дыханием и ужасным конъюнктивитом, и надеемся, что у нас уже есть антитела.

Говорят, что в Америке не дай бог заболеть – это одна из самых дорогих медицин мира?

Да, это так, здесь сложная система медицинского обслуживания, и к ней много вопросов, поэтому здесь все боятся попадать в госпиталь. У нас есть страховка, но мы стараемся ею не пользоваться. Если что-то беспокоит, мы начинаем что-то предпринимать сами в надежде, что это пройдет, и слава богу, это проходит.

То есть США – это страна для здоровых?

Да, и, наверное, это хорошая мотивация, чтобы не болеть. Если есть проблемы со здоровьем или вы привыкли в случае чего бежать в госпиталь, то нужно выбрать другую страну для проживания, с менее дорогой медициной и более доступными медицинскими учреждениями. Да, медицина в Америке крайне затратная вещь, но у выходцев из постсоветских стран есть одно большое преимущество – мы можем улететь к себе на родину и сделать там полный и качественный чек-ап за гораздо меньшие деньги. Это наша суперспособность!

Мне кажется, что сценарист, который живет и работает в Голливуде, может обращаться к нашей медицине только из творческого любопытства, иначе чревато. Кстати, после того как Вы переехали в Америку, цены на Ваши услуги выросли?

Не могу сказать, что мои гонорары сильно выросли, но работы стало больше. По большей части из-за того, что я теперь стараюсь участвовать в самых разных проектах, не замыкаясь на чем-то одном. У Джоан Борстен, вдовы русского актера Олега Видова, которая снимает о нем документальный фильм, я был на проекте консультантом. У Адильхана Ержанова на двух фильмах – "Черный, черный человек" и "Желтая кошка" – ассоциированным продюсером. Снимал и снимаю рекламные ролики, пишу сценарии, делаю скриптдокторинг, и так далее. Сейчас я чувствую себя гораздо более востребованным, чем когда жил в Казахстане.

А почему тогда рынок не нуждался в Ваших услугах, а сейчас нуждается?

Не знаю, может, стечение обстоятельств, а может, после моего географического перемещения меня стали воспринимать как игрока глобального рынка, а не как сценариста из Алматы. К примеру, не так давно мы работали с режиссером из России, если бы я жил в Казахстане, то вряд ли бы наше сотрудничество состоялось, мы бы с ним элементарно не познакомились.

Вы писали, что по большому счету успех в Голливуде зависит даже не от таланта, а от способности сотрудничать, от того, насколько вы дружелюбный и приятный человек и насколько хорошо вы умете завязывать контакты?

Да, и это даже не теория, это факт. Сценарист в Голливуде должен не только иметь писательский талант, но и уметь взаимодействовать с командой – продюсером, режиссером. От того, как хорошо он ладит с людьми, насколько он отзывчив и коммуникабелен, будет зависеть количество его работы. Сами подумайте, с кем бы работал продюсер – с очень талантливым писателем, считающий себя гением, который всегда недоволен, вечно бубнит, шипит и злится, либо со средней руки писателем, который приветлив, дружелюбен, умеет вас слушать и, главное, претворять ваши хотелки в сценарий? Работая на разных кинопроектах, я понял, что люди делятся на две категории: есть те, кому ты даешь задание и они его выполняют, при этом не принося никаких проблем, а есть вторые, которые начинают доказывать свою правоту и говорить, что "да так не делается" и попросту "выносят мозг".

То есть в Америке у любителей "выносить мозг" нет шансов?

Именно. Во-первых, в США все кино продюсерское и сценарист работает на продюсера, а если он не понимает и не чувствует, чего хочет продюсер, то как он будет работать? В американском кино мало хорошо писать, нужно соответствовать всем требованиям и удовлетворять все сценарные пожелания продюсера, а если нет, то – до свидания, тебе быстро найдут замену. Если же будешь настаивать на своей правоте, занесут в black-list как очень конфликтного и упертого человека, с которым не стоит работать. Правила работы в Голливуде для всех таковы, конечно, если ты не Аарон Соркин.

Получается, сценарист и в Голливуде это самая востребованная и одновременно самая недооцененная профессия?

Да, путь сценариста – это дорога, омытая слезами. Если хочешь писать сценарии, то первое, от чего нужно отказаться, – так это от своего эго. Амбиции должны быть, а эго нужно убить. Надо уметь выслушивать и быть готовым всегда внести изменения. Думаю, поэтому все успешные в Голливуде люди сидят на антидепрессантах или на чем-то потяжелее. Из-за невообразимого уровня конкуренции нужно все время быть со всеми nice, а если ты живой человек, то делать это 24/7 попросту невозможно. Поэтому здесь все ходят к психологам.

Сценарист – это человек, который придумывает уникальные истории и "продает" свою непохожесть на других, но, получается, работая, ему нельзя проявлять индивидуальность…

Видите ли, у людей, которые дают деньги на кино или находят их, всегда есть свои представления о том, как это должно выглядеть. Бывает, что рассказываешь историю, она понравилась продюсеру, ты берешься за нее, улучшаешь ее, улучшаешь и в какой-то момент приходишь к точке, когда надо сравнить полученное со своей первоначальной задумкой. И часто может получиться так, что именно этот первый сырой набросок более искренен и цепляет вас больше, чем готовый сценарий, сделанный по всем законам. В первом драфте ты чувствуешь искру, а после всех улучшений материал может стать пресным и неинтересным продуктом. Но надо смириться с тем, что сценарист – это портной, его задача – пошить костюм так, чтобы он нигде не жал продюсеру. О цвете, фасоне и всем другом тот позаботится сам.

И продюсерам, как конечным продавцам этого фильма, все равно виднее...

Да, вот вам пример – я познакомился с одним английским продюсером, который придумал проект про молодого Чингисхана, который встретил в степях европейского рыцаря. Я прочитал сценарий, это был трешевый, дешевенький проект категории B-movie. Я хотел его улучшить, придать ему глубины и начал предлагать свои идеи, но продюсер сразу после этого разговора пропал, и теперь я понимаю почему. Он уже знал, что снимать, и ему нужен был портной для ушивки, а не самовлюбленный дизайнер одежды с уникальным взглядом на мир.

На какие заработки в Голливуде может рассчитывать сценарист?

Строгих расценок нет. Ты можешь продать сценарий и за доллар, и за шестизначные суммы. О гонорарах сценаристов можно лишь догадываться, и то если человек – член Гильдии сценаристов. Средний заработок у них около 75 тысяч долларов в год.

Так мало за такую адскую работу?

Да, не много, я тоже был удивлен, но это еще надо быть членом гильдии. Может быть, заработки у них не фантастические, но у них есть какой-то соцпакет, в том смысле, что профсоюз защищает их интеллектуальный труд от воровства, отстаивает права сценариста, если ему мало заплатили, не посчитали роялти и т. д.

А Вы – член Гильдии?

Нет, пока я не вижу смысла в членстве. К тому же для нерезидентов США – особые условия приема в гильдию. Например, нужно быть действующим членом авторитетной писательской организации в своей стране. То есть члены Союза писателей РК могут смело подаваться в WGA, а мне еще рано.

Еще совсем недавно Америка была охвачена расовыми протестами. Говорят, что после коронавируса в США появились антиазиатские настроения?

Может, и были, но я с этим не сталкивался, на меня здесь никто косо не смотрит. Впрочем, Лос-Анджелес не показателен и по нему нельзя делать выводы о всей Америке, ведь в LA собрано невероятно количество самых разных расовых типов, кого только нет.

Но я же у Вас читала пост о том, как повезло Пон Чжун-Хо – он успел совершить корейский прорыв на "Оскаре" как раз до антиазиатских настроений…

Сейчас вспоминаю, да – что-то такое настороженное мы чувствовали, когда только вирус появился и Трамп его назвал китайским, мы ведь внешне похожи. Но с уменьшением паники это прошло.

Помнится, Вы написали в Facebook неоднозначный пост на эту тему. Вы считали, что лозунг расовых протестов – Black lives matter – уж слишком однобокий. Потом пост был удален, почему?

На тот момент мне захотелось выразить свое мнение, но позже я понял, что это неэтично. Представьте, если какой-нибудь иностранец, условно итальянец вроде Сона Паскаля, приехав в Казахстан, пожив немного и пообтершись, начнет писать о взаимоотношениях казахов и узбеков, или уйгуров, или дунган. Это глупо и беспардонно. Придя в гости, не делают замечания хозяину о его домашнем хозяйстве, особенно если он вас к себе не звал.

Наверное, нам трудно это понять, потому что рабства как тотального явления у нас не было…

У каждого народа свое горе. В 1930-е от голода погибло до 40 процентов казахского населения страны – невосполнимые потери. Миллионы погибли, миллионам пришлось откочевать. Роберт Киндлер в "Сталинских кочевниках" пишет, что голод не просто сократил количество населения, он разрушил ментальный мир казахов, деконструировал национальную идентичность. Мы до сих пор не можем оправиться от этой глобальной психотравмы, до сих пор носим в себе страх перед голодом и никак не можем насытиться. Я считаю, что казахи как носители уникального национального кода погибли в 1930-е. Все, кто остался и живет сейчас, – это уже другая нация с тем же названием.

По-Вашему, расовый вопрос – это на самом деле не что иное, как психотравма?

Помню, когда учился в UCLA, у меня были две сокурсницы, черные девушки, обе написали за год по два сценария, и все четыре их проекта были посвящены проблемам черного населения. Тогда я понял, что это настолько глубоко в них сидит и настолько сильно волнует, что мы не способны этого оценить. Там настоящая боль. Представьте, что в США еще в 1950-е годы сохранялась сегрегация, черных не запускали в одни помещения с белыми, или у них были отдельные входы и специальные туалеты, которые им разрешали посещать. Их нещадно избивали из-за цвета кожи, и все это было не в средневековье, а в новейшей истории! Я понял, что не имею морального права влезать в эту тему и высказываться о таком сложном вопросе, ведь с этим я не могу разобраться, даже когда пишу свои сценарии. Вот, к примеру, я прописываю диалог между черным мужчиной средних лет и молодой белой девушкой лет 20, какой он будет? Я не знаю, я ведь понятия не имею, в какой части Америки они оба выросли, какой у них бэкграунд и так далее. Так что правдивого я могу о них написать? Понимаете, это как американец, который пытался шутить на тему казахских свадеб.

По Вашей логике, в Америке Вы можете писать сценарии только на мигрантскую тему или про русскую мафию, все остальное ведь Вы не знаете?

Да, я могу писать свои истории, и если они понравятся, то их могут адаптировать для американского рынка, а написать историю белого американского клерка родом из Мичигана с кризисом среднего возраста я не смогу.

А чем жизнь американского клерка отличается от жизни казахского клерка, если главная проблема – это кризис среднего возраста?

У нас другие культурные коды, которые они просто могут не считать. Вот почему, когда я говорю: «Это хорошие сапоги, надо брать» – вы понимаете, что это шутка, а они нет? Знаете, есть такой пример – как будет выглядеть конфликт отцов и детей в разных странах? Если в России мать, желая наказать ребенка, кричит ему: «Из дома больше не выйдешь!», то японская мать скажет: «Ты больше в этот дом не войдешь». Вроде и та, и другая хочет наказать, но делают они это кардинально разными способами.

Получается, что все сценаристы, кто не родился в Америке, обречены? Как же делают голливудскую карьеру, например, мексиканцы?

Для этого региона латиноамериканский – второй по размеру кинорынок после американского. В их голосе нуждаются, и это ведь простые экономические взаимоотношения: есть рынок – им нужен свой режиссер. К тому же мексиканское правительство довольно активно поддерживает своих людей, которые пытаются сделать карьеру в Голливуде.

А может, Иньяритту, Дель Торо и Куаронс просто талантливы? И могут делать какие-то международные, наднациональные истории?

Да, они талантливы, и того же Иньярриту сначала признали в Европе, прежде чем это сделал Голливуд, но ведь интересы латиноамериканского или испаноязычного мира нельзя отрицать? Взять Дженнифер Лопес, ее слушают все, но испаноязычный мир симпатизирует больше всех. Или Бейонсе – она поп-звезда мирового уровня, но черные ей симпатизируют больше остальных. Поверьте, если казахов в Калифорнии или всей Америке жило бы 50 миллионов, то на шоу Джимми Феллона сидел бы и улыбался какой-нибудь парень из Шымкента.

Но в ближайшие 100 лет казахов там вряд ли будет такое количество. Тогда на что может претендовать казахский сценарист и режиссер в Голливуде?

Я пробовал писать истории с американскими фамилиями, но выглядело это псведоамерикански, в это было трудно поверить. Мой мастер из UCLА сказал, что мне обязательно нужен американский соавтор. Я могу придумать историю, конфликт, сюжетные перипетии, но для того, чтобы вдохнуть в сценарий американский дух и адаптировать материал для их рынка, нужен местный сценарист. Сам я ничего не знаю об этой стране. Понимаете, мы все живем представлениями об Америке, которые мы почерпнули из американских фильмов, причем в русском переводе. Как сказал английский путешественник Питер Ватсон про Японию: "Если вы пробыли в Японии шесть недель, вы все понимаете. Через шесть месяцев вы начинаете сомневаться. Через шесть лет вы ни в чем не уверены". То же самое я могу повторить про Америку.

Галия Байжанова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Госдеп США: Другие страны ЦА должны последовать примеру Казахстана в борьбе с терроризмом

Госдеп США призвал другие страны мира последовать примеру Казахстана в вопросе репатриации и реинтеграции бойцов ИГИЛ, воевавших в Сирии и Ираке.

25 Июнь 2020 09:58 3940

«Я думаю, что Казахстан действительно является одним из мировых лидеров в решении одной конкретной проблемы терроризма, а именно – репатриации, преследования и реинтеграции бойцов ИГИЛ из Сирии и Ирака», – заявил посол по особым поручениям, координатор по борьбе с терроризмом Госдепа США Натан Сэйлс (Nathan Sales), отвечая на соответствующий вопрос казахстанской журналистки Галии Шимырбаевой в ходе пресс-конференции в режиме телефонной связи.

Он напомнил, что Казахстан провел успешные операции по репатриации своих граждан из зоны боевых действий в Сирии и Ираке.

«Власти Казахстана смогли добиться, чтобы они (граждане, воевавшие на стороне боевиков. – Прим. автора) предстали перед судом за любые совершенные ими преступления. Кроме этого, организовали сложные и эффективные программы по реабилитации и реинтеграции для членов их семей», – подчеркнул посол Сэйлс.

Он также напомнил, что был в Нур-Султане несколько месяцев назад и лично посетил один из этих реабилитационных центров, где «смог воочию убедиться в хорошей работе, которую Казахстан выполняет в партнерстве с США».

«Мы надеемся, мы ожидаем, что другие страны, не только в Центрально-Азиатском регионе, но и во всем мире, лучше справятся с этой задачей и последуют примеру Казахстана», – резюмировал г-н Сэйлс.

Прошедшая поздно вечером по времени Нур-Султана пресс-конференция из Брюсселя посла Натана Сэйлса была приурочена выпуску очередного Странового доклада по терроризму за 2019 год, в котором подробно рассматривается борьба Америки с террористическими угрозами.

«Соединенные Штаты и наши партнеры в прошлом году предприняли серьезные шаги для победы над международными террористическими организациями. В 2019 году мы предприняли решительные действия. В Ираке и Сирии мы разрушили так называемый халифат ИГИЛ и устранили его лидера, что стало важной вехой в борьбе с ИГИЛ», – напомнил посол Сэйлс.

Теперь, по его словам, США ведут борьбу с членскими организациями ИГИЛ по всему миру, наращивая свои усилия против глобальной сети «Аль-Каиды».

Кульпаш Конырова


Подпишитесь на наш канал Telegram!