Баннер втб
RU KZ
Насколько тенге ослабнет к концу года?

Насколько тенге ослабнет к концу года?

13:56 26 Август 2020 22773

Насколько тенге ослабнет к концу года?

Автор:

Елена Тумашова

Фото: Максим Морозов

Мнения аналитиков – в обзоре inbusiness.kz.

В этом году нацвалюта испытала шок падения и с легкостью перешагнула рубеж в 400 тенге за доллар. Это произошло после того, как в «черный понедельник», 9 марта, баррель Brent подешевел более чем на 30%, до $31-33. Официальный курс в результате опустился с уровня 382 до 448. Пиковое значение зафиксировано 2 апреля – 448,52 тенге за доллар. После началось укрепление, 9 июня доллар на бирже был оценен в 397,31 тенге. К концу июля тенге в паре с долларом окреп на 6,8% по сравнению с апрельским пиком.

Однако «казахстанец» все же оказался в тренде ослабления этим летом: валюты развивающихся стран почувствовали, что инвесторы опасаются очередной волны коронавируса. Турецкая лира из-за этого подешевела на 6,9%, индонезийская рупия – на 3%, аргентинский песо – на 3,3%, российский рубль – на 3,6% (с конца июня по 10 августа). Тенге с начала июля к 10 августа ослаб на 3,5%, с 404,07 до 418,31 тенге за доллар. Официальный курс на 26 августа – 418,09.

Останется ли тенге в тренде ослабления? Какие внутренние и внешние факторы будут оказывать давление на курс осенью? Повлияет ли ситуация в Беларуси на тенге? Какой стоимости доллара относительно тенге можно ожидать к концу года? Ответы аналитиков на эти вопросы – в обзоре inbusiness.kz.

Анна Бодрова, старший аналитик «Альпари»:

Список важных факторов влияния на курс тенге остается без изменений на предстоящую осень: это цена на нефть, общерыночное настроение, касающееся оценки рисков и перспектив, и монетарная политика Нацбанка.

Рисков много: и вторая волна коронавируса, и возможность тяжелых провалов в пострадавшей от пандемии экономике, и вероятность того, что за счет внутреннего резерва экономическая система с такими осложнениями не справится. Чуть позже могут возникнуть проблемы с бюджетом РК, и девальвацией тенге можно будет выровнять баланс между расходами и доходами. Но это просто пласт вероятностей, и не более того.

Есть и хорошие новости: если вторая волна пандемии не состоится, экономика Казахстана будет восстанавливаться стабильно и уверенно, ресурс у нее есть.

Цены на нефть сейчас стабилизировались в широком коридоре $41-46 за баррель Brent. Не сказать, что для курса тенге это феерическая новость, потому что нефтепроизводство работает на уровне низкой рентабельности, но и ничего плохого тут тоже нет. В начале осени ситуация с ценами на нефть сохранится такой же.

Что касается Беларуси, то нет веских оснований ожидать, что проблемы в этой стране отразятся на курсе тенге.

Тенге в 2020 году активно ослаб. Можно было бы сказать, что это участь всех валют развивающихся экономик в периоды глобальной слабости, и иного варианта просто не придумано, но, увы, другие сценарии были.

Тенге просел на 10% в паре с долларом – не так масштабно, как могло бы быть, но перспективы продолжения девальвации присутствуют. Январь для доллара начался со ступени 379,20 тенге, к концу первого полугодия «казахстанец» ослаб до 415 тенге.

К концу года вполне можно ожидать доллар в пределах 405-435 тенге, евро – 450-550 тенге.

Марат Каирленов, директор «Улагат Консалтинг Групп», к. э. н.:

Ключевыми факторами влияния на курс тенге осенью станут уровень инфляции в Казахстане и динамика российского рубля. Инфляция, безусловно, выйдет за пределы прогнозируемого коридора 8-8,5% и к концу года, в зависимости от развития ситуации, сложится в пределах 11-15%.

Тенге, вероятнее всего, останется в тренде ослабления, в котором оказались валюты развивающихся стран, тем более – на фоне ожиданий спада на рынке нефти.

Не исключаю уровня 450-500 тенге за доллар до конца года.

Серик Козыбаев, начальник отдела инвестиционного анализа «Астана Инвест»:

Внешние факторы давления на тенге общеизвестны, это курс рубля и динамика цены на нефть. Внутренних значимых факторов, мне кажется, нет.

В ближайшее время ослабление тенге, вероятно, продолжится вслед за рублем. Что будет в конце года, сложно сказать. Пандемия все еще остается острой проблемой, и ее решение в этом году, наверное, найдено не будет. Имею в виду эффективный протокол лечения и создание вакцины.

Нефть и рубль могут поддержать тенге, но они вряд ли вырастут или укрепятся. Поэтому, скорее всего, казахстанской валюте останется только слабеть по отношению к доллару. На сколько? Если Нацбанк проведет интервенции, то, возможно, не намного. Хочется надеяться, что курс в этом году не будет выше 430-440 тенге за доллар.

Происходящее в Беларуси может лишь опосредованно отразиться на тенге – через влияние на рубль, и только в том случае, если в этой стране ухудшится ситуация или повторится украинский сценарий. Уже объявлены санкции Беларуси. Будем надеяться, ситуация стабилизируется.

Айдар Калиаскар, директор филиала ГК «ForexClub»:

Если говорить о важных факторах влияния, то это, конечно, развитие ситуации с коронавирусом. С 17 августа карантин в Казахстане будет постепенно ослабляться, но экс-президент страны Назарбаев уже предупредил действующие власти об опасности второй волны заболевания и призвал активно готовиться к ней. В том случае, если в Казахстане придется ужесточать или снова возвращать карантин, то это, конечно, крайне негативно скажется на курсе тенге. И, наоборот, если коронавирус будет постепенно затихать, то и курс национальной валюты начнет выправляться.

Также важнейшим ориентиром будут мировые цены на нефть. Сейчас на этом рынке все очень не спокойно, так как из-за пандемии коронавируса сильно просел спрос на топливо, и инвесторы не уверены в его скором восстановлении к докризисным уровням. Многое здесь будет зависеть от решений ОПЕК+ по объемам добычи и от исполнения условий сделки странами-участницами, а также от развития конфликта между США и Китаем (так как эти страны являются крупнейшими игроками на нефтяном рынке).

Если говорить о внутренних факторах влияния на курс, то это, конечно, экономические показатели Казахстана: ВВП, инфляция, потребительское поведение. Вряд ли спрос и потребление восстановятся уже осенью. Скорее всего, теперь это вопрос гораздо более долгосрочный – вряд ли, даже при стабилизации ситуации с коронавирусом, это произойдет к концу этого года.

Инфляция в Казахстане в июне составила 0,4% в сравнении с предыдущим месяцем и 7% в годовом выражении, тогда как целевой коридор инфляции в Казахстане на 2020-2021 годы составлял 4-6%. В июне центробанк снизил прогноз инфляции на этот год до 8-8,5%. Конечно, рост инфляции, особенно если она окажется значительно хуже целевых показателей, негативно повлияет на курс тенге.

Какое-то влияние ситуация в Беларуси, конечно, на тенге окажет. Но серьезный неблагоприятный эффект будет только в том случае, если в Беларуси произойдут знаковые политические изменения (насильственная смена власти, президент оставит должность), или страны Евросоюза наложат на Беларусь беспрецедентно жесткие экономические санкции, или Россия разорвет все отношения с Лукашенко. Но вряд ли это случится.

Вероятно, тенге действительно будет слабеть до конца года, хотя не исключены и кратковременные скачки наверх. В целом тренд нисходящий. Единственное, возможна смена тренда при каких-то крайне позитивных внешних сигналах – например, будет запущена какая-то особо эффективная вакцина от коронавируса, и пандемия сойдет на нет. Но вряд ли это произойдет, общая ситуация как в Казахстане, так и на мировых финансовых рынках выглядит негативно.

Скорее всего, к концу года тенге может еще довольно серьезно просесть по отношению к доллару. Не исключено нисходящее движение вплоть до отметки 430 тенге за доллар.

Айвар Байкенов, заместитель председателя Halyk Global Markets:

Среди внешних факторов можно отметить усиление волатильности и потенциальное бегство инвесторов из развивающих рынков, что влечет за собой падение валют. Ухудшение ситуации мы уже видим в Аргентине, Бразилии, Турции. Отток иностранного капитала начинается и в России, на которую вдобавок накладывается дополнительная санкционная риторика.

Цены на нефть остаются низкими, и пока не имеют существенного потенциала для роста. В итоге мы видим предпосылки для дальнейшего ослабления российского рубля, который находится в том числе под давлением увеличения бюджетного дефицита, сокращения экспортной выручки и восстановления отложенного спроса на импорт.

Движение курса российской валюты, соответственно, отразится и на тенге.

В части белорусских событий, мы не ожидаем их влияния на курс казахстанской валюты.

При этом тенге также находится под давлением слабого экспорта и вероятного увеличения импорта после ослабления карантина. Как следствие, ожидается сокращение торгового баланса и ухудшение текущего счета. Даже по оценкам НБК дефицит текущего счета ожидается в размере более $9 млрд (при $40 за баррель).

Растущая инфляция, безусловно, также негативно влияет на курс, однако это отчасти нивелируется относительно высоким уровнем номинальных процентных ставок.

Осенью мы можем увидеть реализацию отложенного спроса на иностранную валюту. К тому же ожидаем сокращения продаж части валютной выручки экспортерами, а также уменьшения эффекта от конвертаций валюты из Нацфонда.

В итоге и внутренние, и внешние факторы указывают на сохранение давления на тенге и, как следствие, на потенциал его ослабления в ближайшие месяцы.

По рублю в своих оценках мы закладываем курс 74-76 рублей за доллар к концу года, по паре RUB/KZT – сохранение диапазона 5,70-5,75 тенге за рубль и, соответственно, возможное ослабление тенге против доллара на 2-4% от текущих уровней.

Арман Бейсембаев, эксперт международной брокерской группы TICKMILL:

Триггеры влияния на курс остаются все те же. Из внешних факторов это общая экономическая обстановка и динамика развития пандемии. Это будет сказываться на стоимости нефти, которая будет соответствующим образом реагировать на происходящие события. Улучшение или ухудшение этих параметров будет оказывать давление или поддержку курсу тенге.

На сегодняшний день трудно сказать, удастся ли кардинально изменить ситуацию с Covid-19 и стабилизировать мировую экономику в течение осени, особенно на фоне ожидания второй волны заражений.

Внутренние факторы влияния на курс – это экономические перспективы страны на фоне выхода из карантина и вероятность повторного возвращения к сценарию с жестким карантином. Полагаю, в этом направлении ситуация намного хуже.

Думаю, спрос и потребление внутри страны не будут восстанавливаться так быстро, как можно было бы ожидать. Сокращения и увольнения в частном секторе, вероятно, продолжатся. Как следствие, продолжит сокращаться и покупательная способность населения. Растущая инфляция только помогает раскручиваться этой спирали. Это уже может оказать давление как на бюджет, который все глубже погружается в дефицит, так и на платежный баланс страны, который также по итогу года, вероятно, окажется дефицитным. Это будет оказывать давление на курс USD/KZT. Так что перспективы укрепления курса нацвалюты в этом свете весьма туманны.

По Беларуси: здесь больше вопрос в политике, нежели в экономике. Экономика Казахстана в большей степени зависит от российской, нежели белорусской. РФ является одним из наших крупнейших экономических партнеров. С этой точки зрения я не ожидаю какого-то серьезного влияния ситуации в Беларуси на курс тенге. Но тут многое будет зависеть от развития событий, однозначно утверждать не берусь.

Вероятнее всего, да, тенге останется в тренде ослабления до конца года. При этом я не ожидаю какого-то существенного движения курса в сторону ослабления, но с оговоркой, что общая обстановка как в мире, так и в стране останется стабильной. Тем не менее, весьма возможно умеренное ослабление в сторону 425-430 тенге за доллар. Здесь также будет играть роль и динамика российского рубля, который тоже оказывает серьезное влияние на формирование курса USD/KZT. Ослабление рубля для борьбы с экономическими последствиями пандемии потянет за собой и тенге.

Я не ожидаю существенных колебаний курса до конца года. Вероятно, курс сложится в пределах от 410 до 430 тенге за доллар.

Мерей Исабеков, ведущий аналитик Ассоциации финансистов Казахстана:

Стоимость тенге в значительной степени зависит от внешних условий. В частности, от изменения стоимости рубля и котировок нефти, а также склонности инвесторов к риску.

На данный момент на внешних рынках наблюдается повышение спроса на «защитные» активы. Дорожает золото, а доходность трежерис (долговых обязательств правительства США. – Ред.) неуклонно снижается. В такой ситуации факт снижения спроса на тенге выглядит закономерным. Также следует отметить, что при предыдущих повышениях волатильности на рынках доллар чаще всего выступал в качестве защитного актива, и он дорожал на фоне всех других валют. Однако коронакризис заметно ударил по экономике США и индекс доллара также снижается в последние месяцы.

Отмеченный тренд выступает сдерживающим ослабление тенге фактором.

Вместе с тем, эта ситуация не может продолжаться вечно. В частности, ряд стран сообщил о том, что выпустят вакцину от Covid-19 в ближайшие месяцы. Появление вакцины от Covid-19, вероятно, приведет к заметному повышению аппетита к риску среди инвесторов, так как доходность «безрисковых» трежерис находится на историческом минимуме.

Повышение риск-аппетита инвесторов и улучшение ожиданий по восстановлению мировой экономики, скорее всего, приведут к росту нефтяных котировок и окажут поддержку тенге. Таким образом, высока вероятность того, что тренд ослабления тенге развернется до конца года.

Ситуация в Беларуси может иметь лишь косвенное влияние на тенге. В частности, лишь при условии ухудшения отношений России с Западом из-за активных действий РФ.

Отметим, что товарооборот между Беларусью и Казахстаном за I полугодие 2020 года составил лишь $300 млн. Для сравнения, товарооборот с Россией за тот же период составил $8,1 млрд, тогда как суммарный внешнеторговый оборот Казахстана за I полугодие 2020 года составил $42,5 млрд. Таким образом, доля Беларуси во внешнеторговом обороте Казахстана составляет лишь 0,7%.

При этом основными импортируемыми из Беларуси продовольственными товарами являются мясо (30% от импорта), молоко (35%) и тростниковый сахар (21%). По большинству остальных импортируемых продовольственных товаров доля Беларуси незначительна.

Таким образом, даже снижение импорта из Беларуси до нуля, вероятно, вызовет лишь незначительный рост цен на определенные виды товаров, так как практически все товары, импортируемые из этой страны, также производятся в достаточном объеме внутри Казахстана или в соседних странах.

Указанные цифры свидетельствуют о том, что экономики Казахстана и Беларуси практически не связаны друг с другом, несмотря на то, что страны являются партнерами по ЕАЭС.

Елена Тумашова


Подпишитесь на наш канал Telegram!