RU KZ
RU KZ
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84 FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07 KASE 2 382,69 Пшеница 465,40
$ 379.29 € 426.4 ₽ 5.93
Погода:
-3Астана
+11Алматы
DOW J 26 430,37 РТС 1 225,84
FTSE 100 7 446,87 Hang Seng 30 066,07
KASE 2 382,69 Пшеница 465,40
Региональная ГТЭС на юге не составит конкуренцию базовой АЭС

Региональная ГТЭС на юге не составит конкуренцию базовой АЭС

Регулятор окажется перед дилеммой, для решения проблемы энергодефицита в южной зоне придется рассмотреть атомную альтернативу, считают эксперты. 

Региональная ГТЭС на юге не составит конкуренцию базовой АЭС, АЭС, строительство АЭС в Казахстане, Атомная энергетика, энергетика, WNA, мирный атом, ВИЭ, ТЭС, ГТЭС

Фото: sputniknews.kz

1162 15 Апрель 2019 14:23 Автор: Данияр Сериков

В информационном поле продолжаются обсуждения предложения Владимира Путина построить в Казахстане АЭС с использованием российских технологий. Inbusiness.kz опросил ряд экспертов в энергетике, чтобы выяснить, действительно ли необходима атомная станция стране для решения проблемы энергодефицита на юге.

Во Всемирной ядерной ассоциации (World Nuclear Association – WNA) корреспонденту издания пояснили, что все основные поставщики решений по строительству АЭС из России, Кореи, Франции, Китая, США имеют отлично проектируемые реакторы. Правильный выбор реактора, процедуры закупа и организации топливного цикла должны определяться конкретными обстоятельствами в стране, где намечается строительство объекта, подчеркнул в электронном письме старший менеджер по коммуникациям Джонатан Кобб.

По его словам, ядерная генерация могла бы определенно внести очень полезный вклад в удовлетворении будущих энергетических потребностей Казахстана, так как в целом сейчас в выработке доминирует ископаемое топливо – уголь. Использование атомной энергетики для покрытия большей части спроса на электроэнергию позволит стране снизить выбросы парниковых газов и обеспечить чистый воздух людям в стране, считают в ассоциации.

Вместе с тем в WNA признают, что Казахстан является важной страной для атомной индустрии с учетом его текущего производства урана и потенциального использования атомной энергии для электричества. Ассоциация собирается провести ознакомительное мероприятие в Казахстане в следующем месяце, чтобы обеспечить возможность Международному атомному сообществу продемонстрировать свою поддержку развитию атомной программы страны и встретиться с отраслевыми руководителями из Казахстана.

АЭС входит в понятие альтернативной энергетики, но не является ВИЭ, так как она не возобновляема, пояснил в комментарии гендиректор Ассоциации ВИЭ Арман Кашкинбеков. Согласно его мнению, высказанному в соцсетях, АЭС представляет собой угрозу из-за вопросов безопасности. Логичнее и экономически эффективнее делать упор на чистые технологии, так как весь мир идет по пути «уголь-газ-ВИЭ» и Казахстан не должен остаться исключением. Тем более, что, по прогнозам международных энергетических агентств, стоимость использования возобновляемой энергетики будет снижаться, в результате ВИЭ будут играть ключевую роль в энергосистеме страны, подчеркнул он в электронном письме inbusiness.kz.

Более того, он уточнил, что сейчас такие страны как Германия, Южная Корея, Франция и другие развитые страны начинают от отходить от использования атомной энергетики и делают больше ставку на газ, как основной источник для производства электроэнергии и ВИЭ как вспомогательный. Уголь и АЭС в их приоритеты больше не входят.

«Некоторые энергетики ратуют за АЭС, что позволит Казахстану создать вертикально-интегрированную отрасль от добычи урана до производства конечного продукта в виде электроэнергии на АЭС. Другие, а это большинство населения, откровенно говоря, боятся атома даже мирного, учитывая трагедию Семипалатинского ядерного полигона. Учитывая большую стоимость новой станции, большие сроки строительства и ввода в эксплуатацию, неопределенность рынка сбыта производимой электроэнергии, считаю проект преждевременным», – написал он в е-мэйл, отвечая на вопрос о механизмах финансирования строительства возможной атомной станции.

Между тем, в российском Институте проблем естественных монополий (ИПЕМ) предложили свое видение модели финансирования АЭС «Росатома» в Казахстане.

«Финансовый механизм проекта может быть выстроен следующим образом: часть необходимой суммы – целевой взнос со стороны Правительства Республики Казахстан напрямую или через Фонд «Самрук-Казына», часть –­ за счет кредитных средств, как правило, предоставляемых Россией при реализации зарубежных проектов Росатома. Возврат инвестиций, скорее всего, придется осуществлять за счет целевой надбавки, как это происходит, например, в России», – отметил в электронном письме заместитель генерального директора ИПЕМ Александр Григорьев.

Для рассмотрения проекта АЭС в рамках какого-то специального регуляторного режима нет оснований, считает главный редактор Expert Kazakhstan и экономический обозреватель Сергей Домнин.

«Это проект, предполагающий внедрение базовой мощности. Да, там больше объем капстроительства, поскольку АЭС более сложный объект, чем ТЭС, но при этом операционные издержки у АЭС ниже, чем у тепловых станций, не говоря уже об экологической составляющей. В любом случае, чем больше условий поставит перед Казахстаном инвестор, тем меньше шансов, что проект реализуется. Напомню, корейский консорциум на Балхашской ТЭС покинул проект как раз потому, что хотел получить не только офтейк-контракт, но и гарантии правительства по возврату инвестиций», – отметил он.

Говоря о тарифных последствиях строительства АЭС, Домнин напомнил, что доля электростанций в розничном тарифе сегодня составляет менее 50% Очень много зависит от операционной эффективности передающих и распределительных сетей, а также энергосбытовых организаций, указал он.

По его расчетам, из-за роста потребления и существующих возможностей генерации в южной зоне до 2025 года потребность в мощности в этой части энергосистемы вырастет примерно на 750 МВт, при этом переброска по существующим линиям из северной зоны увеличится на 550 МВт.

«К этому моменту выйдет около 200 МВт действующей мощности. Разность – 400-600 МВт (если брать с запасом) – должна закрывать вновь вводимая мощность. В прогнозах до 2030 года, на которые ссылаются в Минэнерго, дефицит увеличится еще значительнее. Возникает необходимость строительства новой мощности на юге», – уверен он.

В результате регулятор оказывается перед дилеммой: либо действительно вводить 450 МВт в Шымкенте и расширять мощность электростанций алматинского региона или же построить одну большую мощность на площадке ЮКГРЭС (Южно-Казахстанская ГРЭС – ред.) – АЭС или ТЭС.

«Я поддерживаю позицию тех, кто говорит, что необходимо спокойно, трезво и внимательно взвешивать альтернативы. Если проект АЭС по формуле «строительство + эксплуатация» будет выглядеть значительно привлекательнее по цене и стоить на более чем 20% дешевле, чем альтернативные, и будет отвечать всем международным требованиям безопасности, то начинать его есть смысл. Опять же играет роль, какую схему реализации проекта предложит партнер. Если это будет Build-Own-Operate-Transfer (строительство – владение – эксплуатация – передача – ред.) – это один, более комфортный для нас вариант. Другое дело, если партнер возьмет на себя лишь проектировку и строительства. Значение предельного тарифа для АЭС будет зависеть от формата проекта – его сроков, модели финансирования, валюты, ставки, а также обязательств в рамках контракта», – полагает Домнин.

Обсуждая с inbusiness.kz возможность покупки электроэнергии у Узбекистана после строительства его АЭС, обозреватель выразил мнение, что это интересный вариант, который, однако нужно связывать с созданием общего рынка электроэнергии в Центральной Азии.

«У стран региона в действительности не так много общих проектов, которые служили бы интеграции, электроэнергетика – один из секторов, где можно очень быстро добиться прогресса, ведь когда-то они уже работали в рамках одной энергосистемы, их энергохозяйственные комплексы хорошо дополняют друг друга», – отметил он.

Узбекская АЭС будет ориентирована исключительно на внутренний рынок, тем более, узбекские энергетики постоянно грозят нам выйти с параллели с нашей энергосистемой, сетует заслуженный энергетик Казахстанской электроэнергетической ассоциации Жакып Хайрушев.

«К 2025 году у нас на юге появится совершенно новый город и учитывая, тенденцию к повышенной рождаемости и новой системе поддержки многодетных семей, уверен, что к этому году в Туркестане численность населения приблизится к миллиону человек. В настоящее время в южной зоне ЕЭС Казахстана отсутствует базовая станция, которая в любой момент при возникновении непредвиденных ЧС может удержать систему от «шатдауна». Говоря о поддержке АЭС, я приводил доводы не только наличия энергодефицита на юге. Я говорил, что пуск АЭС даст колоссальный толчок к развитию атомной промышленности и атомных инноваций в Казахстане. Возможно здесь и ядерная медицина, и другие процессы мирного атома. Я уже не говорю о десятках тысячах рабочих мест», – сказал он в электронном комментарии inbusines.kz.

Согласно его прогнозным данным, мощность газотурбинной электростанции (ГТЭС), которая планируется к строительству в Шымкенте для частичного решения проблемы энергодефицита, составит от 450 до 500 МВт.

«Что такое 500 МВт для миллионного Шымкента? Город «съест» все эти 500 МВт и даже не подавится. А мы говорим об энергоснабжении всего южного Казахстана. Это и Туркестан, и Кызылорда, и Жамбыл, ГРЭС (Жамбылская – ред.) тут не справляется с теми задачами, которые возлагает на нее системный оператор ЕЭС Казахстана. Эта ГТЭС и тем более СЭС (солнечные электростанции на юге – ред.) никакую конкуренцию составлять АЭС не будут и не смогут, так как задачи и возможности у этих объектов будут разные и просто не сопоставимы. ГТЭС чисто региональный проект и притом в рамках рынка мощности он будет работать в группе компаний, а АЭС, как я уже говорил ранее, это системный базовый энергобъект», – пояснил Хайрушев.

Кроме того, он затронул вопросы энергоэффективности, которые актуальны для энергосистемы Казахстана из-за потерь в сетях и большой энергоемкости производств, в результате чего в стране потребляется больше электричества, которое можно было бы сберечь, чтобы не строить новые мощности.

«Согласно 59 шагу Плана наций по реализации пяти институциональных реформ Главы государства Нурсултана Назарбаева чётко указано, что необходимо привлечь стратегических инвесторов в сферу энергосбережения через международно признанный механизм энергосервисных договоров. Их основная задача: стимулирование развития частных энергосервисных компаний для предоставления комплекса услуг в сфере энергосбережения с возмещением собственных расходов и получением финансовой прибыли из фактически достигаемой экономии энергозатрат. Я в своем телеграмм-канале проводил импровизированный опрос и из 34 проголосовавших читателей 50% не знают, что такое энергосервисный договор вообще, а 21% ответили, что не выгодно», – посетовал он.

Inbusiness.kz также обратился за экспертным комментарием в корпорацию «Росатом» и пока не получил ответа от ее пресс-службы в Казахстане.

Данияр Сериков

Теги:

Смотрите и читайте inbusiness.kz в :

Подписка на новости:

OK