/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 440,47 Brent 36,55
Семён Уралов: «На руку ЕАЭС может сыграть конфликт между США и КНР»

Семён Уралов: «На руку ЕАЭС может сыграть конфликт между США и КНР»

Эксперт в сфере евразийской и союзной интеграции – о периоде эпидемии и условиях глобального кризиса.

12:10 28 Апрель 2020 4795

Семён Уралов: «На руку ЕАЭС может сыграть конфликт между США и КНР»

Автор:

Олег И. Гусев

Почему придется пересмотреть политику в отношении банков и лишить их самостоятельности? Как посткарантинная экономика сформирует новый тип гражданина – «нового блокадника»?

Об этом в завершающем интервью по теме, как последствия пандемии повлияют на экономику и о том, каким будет ЕАЭС после коронавируса, inbusiness.kz свое мнение высказал политолог, эксперт в сфере евразийской и союзной интеграции, политэкономии и элитологии постсоветских республик, шеф-редактор проекта «Союзный нарратив 2050» Семён Уралов.

Философская сущность эпидемии

– Семён, сейчас внимание «широкой общественности всего мира» приковано к эпидемии, а не к витку глобального экономического кризиса, который разворачивается под дымовой завесой пандемии.

– С одной стороны, может, и неплохо, что эти события совпали, потому как граждане по мере выхода из карантина начнут сталкиваться с новой реальностью, получая удовольствие от простых вещей: свободы перемещения, прогулок в парках, общения с друзьями и знакомыми.

Экономический кризис не будет чувствоваться так остро.

– Как в древней притче, когда крестьянин сначала ввел в свой дом домашних животных и начал страдать от неудобств, а потом испытал счастье, просто избавившись от них.

– Однако сути вопроса это не меняет: жить так, как мы привыкли, получая сверхдоходы от продажи ресурсов и распределяя нефтегазовую ренту, уже не получится. А в целом мы увидели крах либеральной модели экономики. И сегодня те, кто вчера умничал о невидимой руке рынка и свободной конкуренции, требуют господдержку.

Смена экономического мышления

– Итак, за этой пандемической завесой…

– …Происходит самое главное – коллапс либерального экономического мышления, которое было заточено на безудержное потребление в кредит. Доходило до абсурда: вчерашний студент, устроившийся на первую работу, ставил себе целью приобретение в кредит самой новой модели мобильного телефона. Перегретый рынок недвижимости подталкивал граждан к 20-30-летним ипотечным кредитам под непонятные проценты. И люди влезали в долги и кредиты, не задумываясь о последствиях.

– И появились свои мемы: «Ты можешь про еду забыть, но вот iPhone купить обязан».

– Формирование потребителя, который считает главной экономической ценностью доступ к кредиту, а не собственное развитие, привело к тотальной инфантилизации общества. Особенно страдали от этого крупные города, где сформировалась целая индустрия потребления, которая была ничем не обеспечена.

Теперь, когда гражданин испытал в ходе карантина проблемы с бытовым обеспечением, пресловутая пирамида Маслоу перевернулась. Думаю, что посткарантинная экономика сформирует новый тип гражданина – «нового блокадника», который тысячу раз подумает, прежде чем возвращаться к докризисной модели экономического поведения.

Конфликт труда и капитала, финансового и промышленного капитала

– Но смена экономического мышления и поведения человека неизбежно приведет к его конфликту с умирающей, но пока еще существующей системой.

– В общем-то, мы имеем дело с классической ситуацией кризиса – между трудом и капиталом. На рынке окажутся десятки тысяч граждан с непонятной трудовой квалификацией, которые будут готовы на любую работу. Рынок труда будет перегрет, и те, кто сохранили капиталы в кризис, смогут достаточно быстро восстановиться. Пострадает сфера услуг, посредники, так называемый средний класс крупных городов и мелкая буржуазия. В каждом конкретном случае, конечно же, будет идти речь о человеческой трагедии. Что, безусловно, выразится в социальных конфликтах и росте преступности. Надеюсь, что не зря последние 10 лет у нас наблюдался рост силовых структур.

– Но поскольку протесты будут носить социальный характер, то простыми разгонами тут уже не спасешься.

– Конечно, придется и создавать рабочие места, и вести более внятную политику разъяснения, и задействовать технологии сглаживания социальных противоречий. Каждая страна ЕАЭС пройдет свой путь.

– Когда и где нам это ждать?

– Первые социальные издержки экономического кризиса нам предстоит испытать осенью 2020-го и весной 2021 года. Более всего пострадают Кыргызстан, Армения и в меньшей степени Беларусь, которые ориентировались на выдавливание рабочей силы за пределы республики. Трудовые мигранты столкнутся с серьезной конкуренцией с «местными». Они либо будут вынуждены возвращаться домой, либо очень сильно потеряют в заработках. Главное, чтобы не дошло до всплеска преступности и бытового национализма, направленного против трудовой миграции. Россия и Казахстан являются импортерами трудовой миграции, и нам предстоит пройти этот этап.

– Вы считаете, что хороших выходов из кризиса для нас нет?

– Мы попали в ловушку догоняющего развития и будем расплачиваться накопленными резервами. Поэтому государству уже надо думать о смене экономических приоритетов и инвестиционной политики: приоритетом должно быть создание рабочих мест в сфере производства, а не поддержание потребления.

– В этой рейганомике для нас был еще один минус: деньги за купленные в кредит стиральные машины, телефоны и авто в конечном итоге уходили за границу, стимулируя зарубежные экономики.

– А значит, государству придется делать выбор между финансовым и промышленным капиталом. В текущем раскладе финансовый капитал не может выступать союзником ни обществу, ни государству. Поэтому придется пересмотреть политику в отношении банков и кредитных учреждений – они должны снова стать финансовыми операторами, а не самостоятельными экономическими игроками.

Чем похожи Россия и Казахстан

– И это еще одна точка напряжения, но уже с элитами…

– Надеюсь, что политическая элита осознает бесперспективность такой модели и будет кардинально менять подходы. В России и Казахстане очень похожи структуры экономик – сильная зависимость от нефтегазовых доходов, металлургии и сверхлиберальный банковский сектор. Эта модель привела к тому, что в Британии и Швейцарии о российских и казахстанских коммерсантах рассказывают байки. Можно долго и умно рассуждать о несправедливости такой модели, но история не знает сослагательного наклонения, поэтому придется выходить из кризиса в текущих условиях.

– В своем прошлогоднем интервью Вы говорили о том, что нынешняя либеральная модель не позволит создать полноценный союз: «Восстановление полноценных кооперационных связей – ключевое условие устойчивости союза. Потому что только промышленный капитал заинтересован в прочных экономических связях, в то время как торговый и финансовый капиталы рассматривают союзников преимущественно как место извлечения краткосрочной прибыли».

– Внутри союза нам необходимы замкнутые производственные контуры – начиная от товаров народного потребления и заканчивания станко- и машиностроением. Поэтому в первую очередь нам придется заняться тотальным импортозамещением в рамках ЕАЭС. Для этого придется менять политику приоритетов, серьезно ограничивать возможности для оттока капитала и самое главное – изменять логику государственного инвестирования. Если этого не сделать, то финансовый капитал сожрет всю «подушку безопасности» под различными предлогами.

– Сейчас много разговоров о панрегионах, которые образуются на обломках либеральной системы. Каковы, на Ваш взгляд, возможности Евразийского союза?

– В ходе кризиса мир будет разлагаться на экономические зоны, и ЕАЭС имеет неплохие шансы стать одной из таких зон. Ресурсы, научная и инженерная база у нас еще имеются – вопрос лишь в воле и целях. А также смене приоритетов финансовой и банковской политики. Многие технологии придется заимствовать (да и промышленный шпионаж никто не отменял) – мы отстали во многих направлениях.

– Китай в свое время активно этим занимался.

– И на руку ЕАЭС может сыграть конфликт между США и КНР. Нам необходимо занять позицию невмешательства в глобальные конфликты и извлечения максимальных выгод их них.

Прагматизация межгосударственных отношений

– Предстоит нелегкий ответ на вопрос: «С кем вы, товарищи?»

– Думаю, надо просто свести дебет с кредитом, посмотреть на структуру и объемы товарооборота, и любому здравомыслящему человеку будет понятно, кто друг и союзник, а кто просто любит поговорить о многовекторности. Как это будет выглядеть? США по мере давления на КНР будут создавать проблемы с доставкой китайских товаров морским транспортом. Значит, вырастет значение сухопутных коридоров КНР – Западная Европа и КНР – Ближний Восток, большинство из которых проходит через ЕАЭС. Следовательно, надо уже вкладываться в расширение магистральных авто- и ж/д дорог для движения товаров.

Аналогично обстоят дела в нефтяном секторе. Уже очевидно, что мы вошли в эпоху «дешевой нефти», следовательно, приоритетом должны стать инвестиции в нефтехимическую промышленность. У нас есть ресурсы, дешевая рабочая сила и технологии – все составляющие для производства. Вещи, которые нас окружают, на 70% состоят и пластика, который является продуктом переработки нефти. Почему наш гражданин должен покупать ведро, произведенное в КНР из нашей же нефти?

– Регионализация под девизом прагматизации?

– Мы входим в этап тотальной прагматизации – тренды задаются в США и Китае. Эпидемия и выход из нее сожрет значительную часть запасов, которых, кроме как у России и Казахстана, в ЕАЭС особо не было. Подушка безопасности серьезно сдуется, и начнется этап национального эгоизма. В экономических союзах начнут считать каждую копейку и торговаться.

– И передоговариваться. Такого же мнения придерживаются и наш Айдархан Кусаинов, и Денис Бердаков из Кыргызстана, и Дмитрий Беляков из Беларуси.

– На первом этапе нам даже будет казаться, что ЕАЭС на грани развала. Но рано или поздно мы придем к такой хорошо забытой практике, как отраслевые балансы – когда производство и потребление будет просчитываться на этапе заключения договоров. Цифровизация позволяет просчитать и смоделировать большинство экономических процессов – корпорации давно живут по этим правилам. Государству придется также осваивать эти практики.

Надеюсь, что отдельным направлением станет создание зерновой корпорации, которая давно напрашивается между Россией и Казахстаном. Сельхозпроизводство – это сфера, где у всех участников ЕАЭС просматривается прямое совпадение интересов. Нам всем стоит поучиться у наших белорусских союзников в сфере молочного производства: ни Россия, ни Казахстан еще не вернулись на советские показатели производства.

– Но тогда начнется жесточайшая конкуренция в сфере продуктов питания, которая по обыкновению приведет к торговым войнам.

– А должна привести к созданию евразийских сельхозкорпораций. В целом ЕАЭС ждут очень серьезные испытания, которые начнут проявляться уже осенью. Еще одним испытанием станет смена поколений правящих элит – но это тема отдельного разговора.

Олег И. Гусев

ЕАЭС – что будет после пандемии?

Как будет восстанавливаться, и какой из стран выгодна дальнейшая интеграция.

07 Август 2020 08:25 2455

ЕАЭС – что будет после пандемии?

Казахстанцам сегодня пришлось столкнуться не только с проблемами внутри страны в связи с пандемией, но и за ее пределами, в частности в странах, входящих в Евразийский экономический союз. О трудностях и о путях их решения своим видением с Inbusiness.kz поделились казахстанские эксперты. Сегодня наш собеседник – руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев.

Еще несколько месяцев назад сложно было представить, что работа ЕАЭС, богатого планами и перспективами, столкнется с глобальным кризисом, вызванном пандемией. На чем больше всего сказалось его влияние?

Для начала хотел бы напомнить, что Договор о ЕАЭС предполагал наличие четырех свобод: свободы движения товаров, капитала, услуг и рабочей силы. Когда в рамках объединения был снят таможенный контроль на внутренних границах, а граждане стран ЕАЭС могли осуществлять трудовую деятельность в любой союзной стране без получения разрешения, это привело к увеличению трансграничной мобильности, которая формировала более позитивное отношение людей к процессам интеграции.

Однако сегодня меры, предпринятые государствами в борьбе с коронавирусом, сильно ограничили возможности и свободы выхода за пределы национальных границ. Из этих четырех свобод в ЕАЭС пандемия больше всего повлияла на единый рынок услуг и общий рынок труда.

Новые, непривычные условия труда и жизни вместо формирующегося многогранного ЕАЭС вызвали эмоциональные импульсы и разнообразные высказывания по поводу будущего постсоветских интеграционных объединений. СМИ запестрели заголовками вроде «Интеграция на паузе», «Выдержит ли ЕАЭС испытание коронавирусом», «Коронавирус залихорадил ЕАЭС» и т. п. Такие громкие заголовки внушают скептицизм в способность ЕАЭС выстроить оптимальную антикризисную стратегию. А нынешняя ситуация дает определенные козыри в руки противникам интеграции. Рассуждения примерно таковы: люди не могут выехать, застряли на границах. Например, в Кыргызстане были возмущения по поводу того, что грузовики не могли проехать границу Казахстана. Хотя пограничный контроль – это не компетенция ЕЭАС. Тем не менее это все косвенно ударило по имиджу ЕАЭС.

Вы сказали, что больше всех от пандемии пострадал общий рынок труда. Давайте поговорим об этом подробнее.

Казахстан, оказавшись в повторном карантине после временных послаблений, вряд ли сейчас является привлекательной страной, чтобы границы для наших граждан были с радостью открыты другими странами.

Говоря об общем рынке труда, могу сказать, что особенно пострадают страны, экспортирующие рабочую силу за свои пределы. Трудовые мигранты столкнутся с серьезной конкуренцией с местными жителями. Многие проблемы государствам придется решать самостоятельно, отсюда возникает рост экономических эгоизмов, возврат к внутренним ресурсам.

Разве возврат к внутренним ресурсам – это плохо?

Знаете, недавно я ознакомился с одним европейским исследованием по трансграничной мобильности, в котором приняли участие более 10 тыс. молодых людей из восьми государств – членов Европейского союза (ЕС).

Вопрос перед исследователями был поставлен такой: как путешествия по Европе могут повысить у молодежи чувство общеевропейской причастности? Результаты показали, что чем больше молодежь посещает другие страны ЕС, тем активнее она становится у себя дома, обладая многогранным видением, начинает проявлять патриотизм у себя на родине. Не случайно страны ЕС начали, в первую очередь, открывать границы друг другу, несмотря на разность эпидемиологической ситуации связанной с коронавирусом. Но в рамках деятельности постсоветских интеграционных объединений никакая причастность не является ключевым фактором для открытия границ.

Почему?

В июне нынешнего года был создан проект комплексного плана мероприятий по предотвращению распространения COVID-19 и иных инфекционных заболеваний на территориях государств ЕАЭС. Утверждение документа ожидается, также планируется смягчение введенных ограничений, в том числе условий для свободного перемещения населения на общем экономическом пространстве. Правда, в ближайшее время это пока не достижимо, потому что карантинные меры, которые предпринимаются, слишком разнородные на пространстве ЕАЭС. Беларусь отказалась от жестких мер, в России они значительно ослабляются. Кыргызстан, Казахстан и Армения пока находятся в карантинном режиме.

То, что Вы перечислили, грустно осознавать. Означает ли это, что пропадает экономическая привлекательность того же Евразийского экономического союза?

Конечно, всем уже понятно, что экономический ущерб от эпидемии будет существенный. Мир изменился, процессы глобализации дали сбой, сильно упали продажи услуг и ряда товаров (за исключением продуктов питания и лекарств). Пока пандемия не закончилась, о масштабах падения мировой экономики можно только предполагать, пока слишком мало данных.

Создавая ЕАЭС, страны-основатели руководствовались подходом win-win (выигрыш-выигрыш), то есть идеей возможности такого взаимодействия с другими странами, при котором все стороны останутся в выигрыше. Сейчас же каждое государство старается самостоятельно решать свои проблемы.

Так, по данным Евразийского банка развития (ЕАБР), потери ВВП стран объединения от действия внешних факторов в 2020 году году могут быть около 2%. При этом каждый месяц карантинных мер обходится странам ЕАЭС падением ВВП в размере от 1,5% до 3%. В целом общий ВВП государств ЕАЭС по итогам года снизится на 2,2%. Текущий кризис стал уникальным: он был вызван фактором, который не смогли предугадать экономисты или чиновники. Так что, какова роль вируса COVID-19 в экономических бедствиях, еще предстоит изучить.

Но вызовы всегда неожиданные. Вирус никого не предупредил, что он придет в нашу жизнь. Тут уже государственные мужи каждой страны ЕАЭС должны были ориентироваться в ситуации оперативно и принимать решения… Согласитесь?

Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) довольно быстро начала принимать меры по ликвидации кризиса и борьбе с эпидемией на союзном уровне. Например, в целях предоставления возможности поиска работы без выезда с места проживания в настоящее время создается Евразийская электронная биржа труда. В плане формирования общего рынка труда есть прецеденты из мира спорта. Например, футболисты из стран ЕАЭС с июля 2020 года не считаются легионерами во всероссийских соревнованиях на территории России (а также баскетболисты, волейболисты, регбисты и представители хоккея на траве). Некоторые казахстанские тренеры в этом видят позитив, говоря о том, что это даст толчок в развитии спортсменов, которым будет проще конкурировать с местными игроками. То есть лимит на легионеров стал напоминать схему, которая работает в Европе. Там чаще всего лимит действует на игроков не из ЕС. В Казахстане еще в ноябре прошлого года членами исполкома Казахстанской федерации футбола было принято решение об отмене статуса «не воспитанника казахстанского футбола» для игроков, являющихся гражданами стран, входящих в ЕАЭС.

На Ваш взгляд, после пандемии сохранится ли ЕАЭС?

Конечно, программы и планы развития ЕАЭС подверглись влиянию пандемии. Но интеграционные проекты, как правило, являются долгосрочными. Борьба с коронавирусом рано или поздно увенчается успехом. Поэтому усилия стран союза сейчас направлены на сохранение существующей базы во взаимной торговле и наращивание ее оборотов.

Мы видим, что в условиях борьбы с коронавирусом страны ЕАЭС продолжают контакты в режиме онлайн на различных уровнях с хорошей динамикой, тем более что сейчас требуются быстрые и эффективные решения.

Страны ЕАЭС уверены, что после кризиса, вызванного пандемией, и соответствующих условий неопределенности дальнейшее объединение интеграционных усилий приобретет особую значимость.

На мой взгляд, в связи с пандемией COVID-19 объединению необходимо как можно оперативнее выработать новые критерии и стратегии существования в новых условиях жизни.

Кульпаш Конырова


Подпишитесь на наш канал Telegram!

На какие товары будет обязательна маркировка с 1 октября 2020 года

Департамент государственных доходов по г. Нур-Султан дал пояснения

30 Июль 2020 17:56 2870

На какие товары будет обязательна маркировка с 1 октября 2020 года

Решением совета Евразийской Экономической Комиссии от 18 ноября 2019 года перечень товаров, подлежащих маркировке средствами идентификации, был расширен и в него вошли следующие товары. Духи и туалетная вода, запрет на оборот немаркированных товаров вводится не ранее 1 октября 2020 года. Запрет на немаркированные фотокамеры (кроме кинокамер), фотовспышки и лампы-вспышки вводится не ранее 1 октября 2020 года, на оборот немаркированных шин и покрышек пневматических резиновых не ранее 1 декабря 2020 года, на отдельные позиции товаров легкой промышленности не ранее 1 января 2021 года.

Напомним, главами правительств стран ЕАЭС в целях обеспечения законного оборота товаров в рамках ЕАЭС, защиту прав потребителей и предупреждение действий, вводящих их в заблуждение, в Алматы в 2018 году было подписано Соглашение о маркировке товаров средствами идентификации в ЕАЭС.

В нашей стране соглашение было ратифицировано законом «О ратификации соглашения о маркировке товаров средствами идентификации в ЕАЭС». Внедрение маркировки товаров в РК регламентируется так же законом «О регулировании торговой деятельности», в котором определены компетенции отраслевых уполномоченных государственных органов, координирующего органа и Единого оператора в области маркировки и прослеживаемости товаров.

Постановлением правительства Единым оператором в области маркировки и прослеживаемости товаров определен АО «Казахтелеком».

Изначально положения Соглашения распространялись на маркировку товаров контрольными (идентификационными) знаками по товарной позиции "Предметы одежды, принадлежности к одежде и прочие изделия, из натурального меха".

В ДГД отмечают положительный опыт стран-членов ЕАЭС, Армении и Беларуси, которые у себя уже ранее ввели маркировку товаров. К примеру, в Армении с 2004 г. подлежат обязательной маркировке такие товары, как пиво, минеральные воды, молочные продукты, фруктовые и овощные соки, напитки, содержащие алкоголь с содержанием спирта до 9%, чай, кофе, масло, мясная и рыбная продукция, консервированные овощи, фрукты, грибы и орехи, уксус, косметическая продукция, мыло, витамины и лекарственные препараты. Обязательная маркировка товаров позволила вывести из «теневого» оборота порядка 15% отечественных и импортируемых в Армению товаров, которые включены в список обязательной маркировки.

В свою очередь Беларусь, с марта 2005 г. ввела маркировку специальными контрольными знаками такие товары, как моторные масла, растительное масло, икра осетровых, рыбные консервы, соки, питьевые воды, газированные и слабоалкогольные напитки, кофе, чай, обувь, мобильные телефоны, принтеры, вычислительные машины, мониторы, телевизоры, часы и другие товары. Причем маркируются не только импортные товары, но и отечественные.

Саян Абаев