/img/1920х100.png
/img/tv1.svg
RU KZ
DOW J 24 580,91 Hang Seng 24 266,06
FTSE 100 6 045,69 РТС 1 215,69
KASE 2 379,41 Brent 36,55
Ресторанный рынок ждет год большого тестирования

Ресторанный рынок ждет год большого тестирования

Какие форматы заведений питания останутся?

10:21 05 Январь 2020 12499

Ресторанный рынок ждет год большого тестирования

Автор:

Елена Тумашова

Посетители меняют форматы заведений, ТРЦ повышают арендные ставки, конкуренты из соседних стран заходят на рынок, бары и столовые «отнимают» клиентов у ресторанов, качественное мясо отправляют на экспорт. Кто устоит на ногах и переживет испытания, предстоящие рынку в 2020 году, и как отрасль прожила 2019 год – об этом inbusiness.kz рассказали эксперты ресторанного бизнеса.

Юрий Пааль, ресторатор:

– В 2019 году случились все те факторы, о которых мы говорили в начале года: на рынке все стабилизировалось, и игроки, которые пошли правильным путем, адаптировали свой средний чек и переориентировались на более дешевый сегмент, зафиксировали и усилили свои позиции.

Конечно, много заведений закрылось, ушло в тень и практически «растворилось», многие проекты не получили инвестиции и не вышли на рынок.

Но в то же время в прошлом году, как и в позапрошлом, очень сильно развилась индустрия фастфуда. В этом сегменте хорошо отметился казахстанский проект – лапшичная, появилось очень много небольших российских проектов, заходит на наш рынок американская сеть ресторанов быстрого питания. В целом все сети усилились: они заняли позиции во всех торговых центрах и стабильно работают.

«Обычные» рестораны – те, которые работают в категориях «А» и «Б», как и ожидалось, просели и ушли в сегмент дешевых заведений. У них более доступный средний чек, но, к слову, в прошлом году он немного вырос – до 3500-4000 тенге. То есть то, о чем мы говорили, что нужно немного переориентироваться, и произошло.

Посещаемость в заведениях питания значительно выросла. Я знаю порядка 10 основных предприятий, которые занимаются сетевым бизнесом. Это и столовые, и рестораны, и фастфуд, у которых посещаемость поднялась в среднем на 30-35%, а средний чек за весь год увеличился как минимум на 15-20% (конечно, в некоторой степени связано с подорожанием продуктов).

Но в целом, я считаю, отрасль развивается очень хорошо, продуктивно. Ей только немного мешают условия, которые создают арендодатели на площадях. В 2020 году значительно и повсеместно увеличится арендная плата. В связи с этим мы ожидаем повышение цен в ресторанах и заведениях фастфуда. Например, два крупных торгово-развлекательных центра подняли свои расценки на 60-80% на этот год, соответственно, нужно ожидать сопоставимый рост цен в заведениях питания.

Плюс еще рост стоимости сырья. У нас у всех нестабильные позиции. И у тех, кто работает на курином материале, и у тех, кто на мясе. Мука тоже дорожает. Поэтому в целом в этом году ожидается повышение цен в заведениях питания.

Но при этом, я уверен, поток посетителей будет только увеличиваться: люди сейчас могут позволить себе питаться вне дома, но другое дело – они не могут позволить себе заведения высоких категорий и выбирают в основном фастфуд и заведения с низким чеком и не требуют повышенного сервиса.

Поэтому дорогостоящие рестораны как бизнес развиваться не будут. Новых игроков в этом сегменте ожидать не стоит, а те, которые уже работают, скорее всего, будут уходить в формат casual – доступных заведений с одинаковым ассортиментом недорогих блюд.

Поэтому сейчас и популярны заведения с паназиатской кухней, всевозможные лапшичные, раменные, суши-бары, пиццерии, бургерные. Бургерные – это вообще бум, он до сих пор продолжается. В прошлом году, например, у нас открылась одна очень дорогая франшиза. Но, думаю, свои позиции на передовой в этом сегменте сохранят мировые сети, которые уже существовали, и вот сейчас еще американская заходит. И вот этим небольшим конгломератом они завоюют практически весь простор нашего пищевого рынка.

В то же время усиливают свои позиции столовые – те, которые работают в основном в пятидневку, и те, которые предлагают не только обед, но и ужин. Потребители активно переходят на такой формат.

Банкетные залы – их большое количество, но они очень прибыльные и достаточно востребованные, и у них тоже наблюдается заметный рост прибыли и дохода.

Шашлычные, скорее всего, будут в этом году закрываться из-за проблем с сырьем. В прошлом году баранина – качественная, отборная – стала в больших объемах уходить в Иран, здесь на рынке хорошего мяса не осталось, если оно и есть, то дорогое. А люди уже привыкли к качественному шашлыку из хорошего мяса. Поэтому в этом сегменте проблемы, и они в этом году, скорее всего, будут усугубляться.

Интересна ситуация с барами. Такой формат заведений характерен больше для Нур-Султана и Алматы, и там тоже очень высокая маржинальность, они наценки делают примерно 1 к 20. Бары востребованы, молодежь их активно посещает. Это новый тренд. Барный бизнес отъел значительную часть дохода у ресторанного бизнеса. Там практически нет кухни, небольшие закуски, дешевые по сырью, но дорогостоящие на выходе, и алкоголь, который в ресторанах практически не употребляется. Сейчас редко можно увидеть, чтобы в ресторане были хорошие продажи по бару. Люди научились считать деньги и делают правильное распределение: вечером приходят, например, в столовую, где можно качественно и недорого поужинать, и затем идут в бар, минуя застолье в ресторане. Поэтому рестораны остаются в небольшом количестве, они дорогие, и в этом году их, скорее всего, будет все меньше и меньше.

Будет больше столовых, отдельных баров, фастфуда, причем не новых форматов, а тех, которые в прошлом году стабильно на ноги встали, забили свои места на площадях – только они могут тянуть такую большую аренду, которую предлагают ТРЦ.

Новичкам в этом году будет сложно, а через год и вообще делать нечего: весь рынок будет уже освоен и стабилизирован. Перспективы могут быть только у тех игроков, которые в прошлом году смогли пройти все эти этапы, удержаться, остаться на рынке. Если удержатся и в этом году, то останутся надолго, на ближайшее десятилетие – точно.

Андрей Мокич, ресторатор, бренд-шеф:

– Мне тяжело говорить обо всем рынке, я ориентируюсь на свои проекты. В этом году я открыл два проекта с ближневосточной кухней и оказывал консалтинговые услуги как проектный бренд-шеф ряду других проектов. Основываясь на этом опыте, могу сказать, что сам рынок постоянно развивается, и под него надо адаптироваться. Те, кто идут в ногу с гастрономическим миром, чувствуют себя уверенно.

Все три показателя – посещаемость, оборот, прибыль – управляемы. У каких-то ресторанов они выросли, а у каких-то упали. Но подчеркну: это не стихийные показатели, а управляемые.

Рестораны всегда открываются и закрываются, каждый год. В этом году также – кто-то закрылся, кто-то открылся. Открытий было много, появляются новые игроки. Новые форматы появляются. Отчасти мы их сами создаем. Например, моя идея сделать ресторанную еду на фудкорте в торгово-развлекательном центре – это тоже новый формат.

Думаю, на рынке будет укрепляться концепция гастрономических пространств в торговых центрах. Их расцвет увидим в 2020-2021 годах. На мой взгляд, в ближайшем будущем появится много интересных гастрономических концепций.

Регионы сейчас тоже развиваются и становятся все интереснее, и туда заходят крупные сети. Заведения активно открываются, в частности в Актау, Атырау, Караганде, также в Нур-Султане. Конечно, не все концепции подходят регионам. Но мне приходило много запросов из регионов.

Гости все больше обращают внимание на здоровую еду, на качество питания. Средний чек в этом году вырос в среднем до 20% по сравнению с прошлым годом из-за удорожания продуктов. Поскольку мы зависим от их стоимости, и она растет, в следующем году, думаю, цены в заведениях еще немного вырастут.

Найля Калтаева, ресторатор, проект-менеджер в сфере ресторанного бизнеса:

– Очень сложно говорить о том, был ли в прошлом году явный спад или явный подъем на ресторанном рынке. Думаю, это очень индивидуально, кто-то ощутил спад, а кто-то – подъем.

С точки зрения развития сферы в целом можно заметить, что у игроков появляется все больше понимания того, что продукт – понятие цельное, у него много составляющих, и это не только блюдо, которое производит ресторан или кофейня.

Также появляется понимание доходности и бизнес-планирования. Изменился подход к среднему чеку: рестораны стали его планировать при формировании ценовой политики и своего меню, и это тоже говорит о росте профессионализма в ресторанном бизнесе.

Прошлый год еще раз дал понимание рынку: сила и возможности развития – в сотрудничестве и единении. Можно отчетливо наблюдать это в гастропространствах торговых центров, где сейчас представлены в основном локальные концепции, что особенно приятно.

Вместе с тем интересно, что на рынке появилось много проектов из Кыргызстана, они занимают уже достаточно большую нишу.

Если говорить о концепциях, которые стали наиболее популярными, то можно отметить бум на кофе. В этом направлении появляется очень много новых игроков, включая и сетевые проекты, и маленькие точки, где продают кофе на вынос. Причем потребителю наконец-то стала важна не только цена, но и сорт, и страна происхождения кофе, и степень обжарки зерен. Отдельно хочу сказать о кофейных модулях на АЗС. Набирает обороты и чайная история. В 2020 году мы ожидаем чайно-кофейный бум.

Елена Тумашова

Кто в карантине угощал казахстанских селебрити индейкой?

Бизнес-история Андрея Пака завораживает, впечатляет и мотивирует.

26 Июнь 2020 08:33 2053

Кто в карантине угощал казахстанских селебрити индейкой?

Однажды перестав чинить автомобили на СТО, Андрей всего спустя полтора года сумел оказаться в кругах казахстанских звезд шоу-бизнеса, театра и кино. Вместе с супругой и дочерью он организовал бизнес по готовке и доставке так называемой праздничной еды – коктала, барашка на вертеле, индейки и многого другого. Угощает своих клиентов Андрей лично, и делает это мастерски, с элементами шоу. Как родилась идея семейного бизнеса? Что позволяет оставаться востребованными при высокой конкуренции? И как пандемия коронавируса сказалась на доходах в сфере доставки еды? Обо всем этом Андрей Пак рассказал в интервью корреспонденту Inbusiness.kz.

Андрей, в определенных кругах Вы славитесь как бизнесмен, который сумел раскрутиться в рекордно короткие сроки – всего за полтора года. Конечно, это не заводы и фабрики, но, тем не менее, Вы сумели поставить семейный бизнес. Расскажите, как пришла идея, как начинали? Что сегодня у Вас в ассортименте?

Я всегда любил готовить для себя и семьи, любительски, но с душой. В то время, когда мне пришла идея пожарить барашка целиком, коммерческих целей я не преследовал, профессиональных навыков у меня не было, но я всегда был полон решимости, новых идей и проектов. Посмотрев в Интернете все устройства, которые предназначены для этого, я понял, что ни один из них не соответствует представлению о жарке большой туши. Я решил сделать свой ящик для жарки барашка, померив на рынке самого большого барашка, я приехал домой и сделал чертежи. В течение месяца воплотил идею в реальность. Так появилось первое оборудование для жарки барашка. Сейчас я готовлю не только барашка, в меню добавились коктал, индейка, утка, говядина. Все рецепты, включая гарнир, а также оборудование для готовки, упаковка – все сделано и разработано мной самостоятельно (с помощью Интернета, конечно же). Все блюда, конечно же, готовятся по правилам халал.

Каким был Ваш стартовый капитал? Сколько вложили и на что? Когда стала поступать первая прибыль? Помните своего первого клиента?

Как такового стартового капитала не было, да и, как я уже говорил ранее, не думал, что это когда-то станет моим бизнесом. Прибыль я до сих пор особо не чувствую, стараюсь все вкладывать в бизнес. На первых этапах главное – сделать максимальные усилия. Первого клиента я получил из газеты, об этом расскажу позже. Могу только отметить, что стоимость барашка на вертеле с моим личным выездом увеличилась почти в 1,5 раза.

А был ли у Вас до этого бизнес-опыт? Я к тому спрашиваю – насколько Ваш подход к Вашему делу был выверенным или действовали по наитию? Изучали ли рынок, спрос, конкурентов?

Бизнес-опыта у меня не было, я тогда еще работал на СТО. Первой «бизнес-мыслью» было дать объявление в местной газете (мы жили тогда в Талдыкоргане), так и поступил, получив свой первый заказ. В то же время создали инстаграм-страничку @sezon.bbq и за год развили до первых 2000 подписчиков. Мне повезло, что у моего хорошего друга сестра давно живет в Алматы и является популярным блогером, бизнесвумен. Она прорекламировала нас в «Инстаграме», меня стали приглашать разные звезды телевидения, эстрады и спорта, так, количество подписчиков и клиентов возросло. Моя услуга стала востребована, оставаясь уникальной до сих пор, так как я сумел создать настоящее шоу из простого приготовления еды. Было принято решение переехать из Талдыкоргана в Алматы. С этого времени прошел год. Сейчас я живу в Алматы, развиваю бизнес в полной мощности, и, надеюсь, это только начало.

Андрей, насколько мне известно, сегодня в Вашем бизнесе Вы, Ваша супруга и дочь. Это чисто семейный бизнес? Не могу также не спросить Вас о том, как пережили жесткий карантин? Вопреки некоторым прогнозам, многие предприниматели сегодня заявляют, что получили новый виток развития для своего дела именно в условиях карантина. Учитывая специфику Вашего бизнеса, наверняка, подавно. Как «уходили» утка, коктал у Вас? Возникали ли какие-либо проблемы с организацией доставки в период ЧП?

Когда наступил карантин, заказов сначала не было. Проанализировав наше предложение, мы пришли к решению, что нужно снизить средний чек и увеличить бюджет на рекламу. Рекламой занимается моя дочь (коуч по маркетингу в соцсетях), а также обрабатывает заявки и работает с курьерами. На момент карантина и даже сейчас мы сотрудничаем с «Яндекс.Доставка», поэтому проблем с доставкой еды нет. Мы также наладили бесконтактный закуп и доставку продуктов. После всех внедренных улучшений заказов стало больше, чем до карантина. Пик заказов пришелся на Рамадан. На данный момент количество заказов держится на должном уровне. За последние пару месяцев мы увеличились в 10 раз, и это больше, чем результат за 1,5 года. Своему достижению я благодарен своей семье, в особенности моей супруге. Она, помимо своей безграничной веры и поддержки, помогает мне в мариновании рыбы и мяса. На данный момент мы также формируем свою команду и расширяем штат.

Очень впечатляет. А насколько вы конкурентоспособны в плане ценовой политики? Насколько сегодня доступна ваша продукция? Не было повышения цен в период ЧП? И давайте поймем, из чего складывается цена на вашу продукцию?

Честно говоря, цена нашей продукции выше среднего и выше многих предложений на рынке. Однако это все обусловлено стоимостью продуктов и способа приготовления. Все блюда мы готовим из ингредиентов высшего качества, приправы заказываем сборные, специально разработанные для наших блюд. Концепция нашей компании – «все готовится на углях», а это тяжелее, чем в обычной духовке или на газу, к примеру. На момент ЧП мы, напротив, снизили средний чек, как я уже сказал ранее. Считаю, что наша продукция доступна каждому среднестатистическому алматинцу, цены хоть и выше среднего, но вполне оправданы, ведь мы не пытаемся гнаться за количеством и ценами, а ориентируемся на качество.

Давайте вернемся к вашим успехам за полтора года. Как Вы считаете, в чем секрет такого стремительного развития? Правильный маркетинг, хорошее соотношение цены и качества или настолько у нас любят запеченные утку и рыбу?

Не считаю нынешнее достижение успехом. Скорее отправной точкой. Как я уже озвучил ранее, к этому уровню мы пришли не за 1,5 года, а за два месяца. Нельзя выделить что-то одно, повлиял и качественный маркетинг, и вкус нашей еды. Не могу не отметить развитие личного бренда – стараюсь чаще появляться в ваших лентах «Инстаграма»! Людям нравится, многие отмечают не только вкусную еду, но и неиссякаемую харизму повара. (Улыбается.) Кушают наши люди хорошо. Детям по душе пришлась уточка в фирменной медовой глазури благодаря своему сладковатому вкусу и мягкому сочному мясу; молодежи – брискет по-техасски, они любят все новое и заморское; взрослым – коктал, так как это не только вкусное блюдо, но и исконно казахское блюдо.

Андрей, как Вы в целом сегодня оцениваете положение МСБ в Казахстане? Готовитесь ли Вы сами к «тяжелым временам», которые пророчат аналитики и СМИ?

Насколько я помню, во все времена кризис никогда не влиял на всех одинаково. Для кого-то кризис – это конец, для кого-то – начало. Положение МСБ на сегодняшний день довольно нестабильно, но также хочу отметить – не для всех. Многие смогли переквалифицироваться, например мы. Ранее я относил свой бизнес к сфере ивента, а на момент карантина мы неплохо сработали как «еда на вынос». В Алматы, мне кажется, всегда можно найти любимое занятие, которое будет приносить прибыль. Главное – продолжать упорно работать и следить за трендами рынка. Не нужно сдаваться или бояться начать что-то новое. В самые тяжелые времена главное – следовать за своей мечтой и видеть четкие цели. И, я думаю, для нас самые тяжелые времена уже позади.

Поговорим о Ваших планах. Куда и как планируете развиваться?

Идей много. Все карты на стол выкладывать не стану, все-таки, моя основная «фишка» – удивлять людей. В основе лежат не только личные и коммерческие цели, но и социальные. Один секрет я вам открою – в поддержку национального духа страны планирую организовать масштабный «Фестиваль коктала». На данный момент уже готов план проведения данного мероприятия. Обо всем буду рассказывать на своей страничке @sezon.bbq.

Спасибо за беседу, Андрей, успехов Вам!

Мадина Ерик


Подпишитесь на наш канал Telegram!

Причины банкротства ресторанов в столице

Почему в Нур-Султане открылись не все кафе.

10 Июнь 2020 08:17 10268

Причины банкротства ресторанов в столице

Фото: Мария Матвиенко

В мае в Казахстане разрешили работать кафе и ресторанам с определенными требованиями, но некоторые из них так и не открылись. Жители столицы увидели двери своих любимых заведений закрытыми.

Только навскидку можно сказать, что более пяти уютных мест в Нур-Султане остановили свою деятельность. Что происходит в сфере HoReCa, за комментарием мы обратились в столичный Клуб рестораторов, к его руководителю Веронике Нурпеисовой.

Что происходит на рынке HoReCa, почему такая печальная статистика?

Ориентировочно около 30-40% заведений города Нур-Султана на данный момент закрылись, причем половина из них со статьей «банкрот», – говорит она. – В столице порядка 3200 заведений. Вот и считайте. Основные причины – не потянули аренду, есть расходы за коммунальные услуги, на поставщиков и по заработной плате сотрудникам. За время карантина на те же продукты питания цены поднялись на 20-30%. Не все сотрудники получили 42 500 тенге. Что изменится на рынке? Выживут сильнейшие рестораторы, те, у кого есть другой вид бизнеса, благодаря которому они удержатся на плаву. На самом деле сейчас рестораны работают в минус. За время ЧП только половина арендодателей пошла навстречу, снизив аренду на 50%, кто на 20-30%. Никто на 100% не снижал, может, единицы по городу.

Нельзя закрывшихся отнести к одной группе. Это разные заведения, от «шаурмушек» до известных заведений на Левом берегу, в том числе в Экспо-городке. Они уже не откроются, скорее всего, поменяются хозяева, будет ребрендинг.

Сколько сейчас посетителей могут принимать кафе?

В заведениях до 50 мест разрешены только 30 человек, свыше 50 – только 50 человек, при условии что между спинками стульев будет два метра. В наши заведения (460 участников клуба) по городу зайдите, там все нормы СанПиН соблюдены, есть журнал производственного контроля, антисептики, санитайзеры, перчатки.

Я сейчас нахожусь в одном ресторане, приехала проконсультировать владельца. Содержать такую махину очень накладно. Благо, что этот ресторан в собственности, здесь только работников кухни в сокращенном виде 12 человек: повара, помощники, официанты.

Запретили караоке, бильярды, тои. Люди уже разорены, потому что обычно тои проводятся с мая по октябрь, до конца года нам сказали, что не будет банкетов. В заведениях среднего калибра работают до 50 человек, все они остаются без работы.

Мы обращались ранее к президенту, я очень благодарна, что он нас услышал, в своем выступлении в марте он четко ответил на все наши вопросы. Но этого оказалось недостаточно. Нам дали отсрочку по кредитам, но вместе с ней банки повысили последующие платежи.

HoReCa потихоньку умирает, это как маленькая страна, где работают и другие объекты услуг – ивент-агентства, музыкальные коллективы, декораторы, продуктовые магазины, специалисты по вентиляции, мастера холодильников, производители сиропов и алкоголя и другие. Все они теряют доход.

Как нам в Алматы чиновники сказали: «Пусть ваши работники идут дороги строить, в сельское хозяйство, а вы наймите себе роботов». Но это же не смешно.

На заседании госкомиссии НПП «Атамекен» предложила выдавать бизнесу беспроцентные кредиты, и если работодатель сохранит в течение года рабочие места, то заем прощается. Что Вы думаете по этому поводу?

Это предложение Клуба рестораторов. Основная идея нашего государства – развитие туризма. Если сейчас кафе и рестораны слягут, каким образом мы будем развивать туризм в Казахстане?!

Если бы эта инициатива нашла поддержку, то благодаря этому предприниматели погасили бы свои задолженности по зарплате. Даже если мы сейчас возьмем кредиты в банке, мы отнесем их арендодателю, коммунальным службам и работникам. Те, в свою очередь, заплатят за коммуналку и свои кредиты. На развитие бизнеса практически ничего не остается.

Недавно мы встречались с такими музыкальными барами, как Zima, Zoloto, Echo и другими, будем писать письмо на имя президента с просьбой увеличить рабочее время, хотя бы до трех ночи. Потому что, сами знаете, в столице люди много работают, поздно возвращаются с работы. И идти в кафе или музыкальный бар, который работает до 12 ночи, нет смысла. В свою очередь, музыкальные бары готовы нести соответствующие обязательства по санитарным нормам, по требованиям к отдыху посетителей.

Айгуль Тулекбаева