/img/tv1.svg
RU KZ
Машиностроение Казахстана: пандемия, проблемы, перспективы

Машиностроение Казахстана: пандемия, проблемы, перспективы

Телемарафон «Бизнес & государство».

08:20 23 Сентябрь 2020 7773

Машиностроение Казахстана: пандемия, проблемы, перспективы

Автор:

Елена Тумашова

Как развивается машиностроительная отрасль Казахстана в условиях пандемии Covid-19? С какими проблемами сталкиваются производители машиностроительной продукции? Какие меры государственной поддержки им нужны? Текущее состояние и перспективы отрасли обсудили участники очередного телемарафона «Бизнес & государство» на телеканале Atameken Business.

Статистика не всегда отражает реальность

«Как развивается машиностроительная отрасль в целом? Из-за пандемии все изменилось – реалии, экономические условия. Как чувствуют себя предприятия отрасли?» – обратился ведущий эфира Данил Москаленко к члену правления Союза машиностроителей Казахстана Павлу Беклемишеву.

«Можно сказать, что по сравнению со всеми другими отраслями народного хозяйства наша отрасль относительно неплохо себя чувствует. Во-первых, она достаточно инерционная. Во-вторых, потребность в машиностроительной продукции существует всегда. Конечно, в обычных условиях потребность больше, но и в условиях пандемии она тоже есть. Кроме того, власть уделяет больше внимания машиностроительной отрасли, когда начинаются кризисные явления в экономике», – говорит собеседник.

На прошлой неделе были озвучены данные статистики: за восемь месяцев этого года в обрабатывающей промышленности Казахстана обеспечен рост  на 3,3%, из них в машиностроении – на 16,3%, в том числе автомобилестроении – на 51,8%.

«Когда смотришь на такую статистику, становится радостно за наших машиностроителей», – заметил ведущий.

Павел Беклемишев прокомментировал это таким образом: «Одно из существенных замечаний президента в послании 1 сентября – это то, что он считает необходимым подчинить комитет по статистике администрации президента. К сожалению, статистика у нас не всегда отражает реальность».

На прошедшем недавно форуме машиностроителей выступал министр индустрии и инфраструктурного развития Бейбут Атамкулов. «Министр начал свой доклад в первую очередь с автомобилестроения и сказал, что именно эта отрасль определяет успехи машиностроительной отрасли. Я как член правления союза машиностроителей пока не считаю автомобилестроение в Республике Казахстан машиностроением. Я считаю это коммерческой активностью», – отметил спикер.

По его словам, в условиях пандемии, когда было невозможно выезжать за рубеж для покупки авто, единственным вариантом стало приобретение автомобилей, которые собраны на казахстанских предприятиях. И ключевым здесь он называет слово «собраны».

«Пока мы не можем говорить, что это реальное производство. Это крупноузловая сборка, не более того. Покупая эти автомобили, пусть у казахстанских компаний, мы все равно финансируем зарубежный автопром. Желание и планы повышать локализацию есть, но эти планы пока в далеком будущем. А статистика уже показывает вполне определенный рост. Это яркий пример того, что происходит», – считает Павел Беклемишев.

Нет дешевого сырья – нет конкурентоспособности

«Как на вас повлияла пандемия, какие планы строите, нужна ли вам помощь государства?» – ведущий предложил следующему участнику телемарафона, директору по развитию ТОО «Кайнар АКБ» Турару Жолмагамбетову присоединиться к обсуждению.

«Пандемия сильно повлияла, в марте и апреле завод не работал. После окончания режима ЧП мы начали увеличивать производство и поставили себе задачу-минимум – сделать план прошлого года, 2,5 млн аккумуляторов. Пока идем с разрывом минус 6%», – говорит спикер.

Он рассказал, что после снятия карантина у предприятия были проблемы с продвижением продукции на зарубежные рынки, на границе, где партнеры не могли принять товар.

Возникли проблемы и с сырьем: компания закупает его в Китае. «Наше основное сырье – первичный свинец, лом свинца. Стоимость первичного свинца за последние шесть месяцев увеличилась до $2000 за тонну и это на фоне слабеющего тенге. Это сильно бьет по нашей себестоимости и, соответственно, влияет на конкурентоспособность на зарубежных рынках. Касым-Жомарт Токаев говорил о том, что должен быть регуляторный механизм, который обеспечит предприятия доступным сырьем. Это касается не только нас, но и производителей кабеля, и литейщиков, и других. Уже 10 лет идет программа индустриализации, задача простая – чтобы сырье максимально перерабатывали в готовую продукцию. Наше предприятие перерабатывает свинец. Но как мы можем выпускать продукцию с высокой добавленной стоимостью, если вынуждены покупать дорогое сырье?» – обозначил проблему представитель реального сектора.

На его взгляд, выход и положения в том, чтобы до конца года правительство разработало механизм доступа машиностроителей к сырью. «В России федеральная антимонопольная служба запрещает производителям первичного металла продавать его за рубеж дешевле, чем на внутреннем рынке. Этот принцип можно применить и у нас. Крупнейший производитель алюминия, например, продает алюминий внутренним переработчикам на 10-15% дешевле, чем иностранным. Имея дешевое сырье, российские производители будут конкурентоспособными не только на своем, но и на нашем рынке», – говорит Турар Жолмагамбетов.

Новые соглашения для автомобилестроения

«Давайте адресуем вопрос по обеспечению сырьем представителю министерства», – предложил ведущий.

Прежде чем говорить о сырье, главный эксперт управления машиностроения КИРПБ МИИР РК Руслан Хисамутдинов вернулся к автомобилестроению.

«В Казахстане есть переходный период. В прошлой десятилетке мы достигли перехода автомобилестроения от крупноузловой к мелкоузловой сборке. На сегодняшний день в разработке находятся новые соглашения о промышленной сборке, чтобы производители брали на себя обязательства по углублению локализации. В частности, рассматриваем балльную систему, которую сейчас принимают в соседних странах. Также прорабатываем соглашение о промышленной сборке на компонентную базу. С этого года мы будем заключать соглашения о промышленной сборке на компоненты, эти соглашения будут стимулировать отечественных производителей приобретать именно отечественные компоненты, что даст увеличение локализации в производстве легковой, грузовой техники и вообще любых транспортных средств», – рассказал спикер.

Переходя к теме сырья, Руслан Хисамутдинов отметил, что министерство прорабатывает вопрос предоставления сырья отечественным производителям. «Механизм прорабатывается. Также прорабатывается вопрос квотирования сырья, чтобы определенный объем предоставлялся заводам по цене как на Лондонской бирже металлов или ниже. Это увеличит конкурентоспособность отечественных предприятий», – сообщил спикер.

Примут ли этот механизм до конца года? По словам представителя госоргана – возможно. Но пока он находится на обсуждении, вероятно, для того, чтобы он заработал в полную силу, потребуется внести изменения в законодательные акты, законы.

Вопрос сырья актуален и удивителен

«Для других отраслей промышленности это тоже актуальные вопросы – стоимость материала и комплектующие, из которых производятся те или иные изделия. Но для машиностроителей это особенно актуально и удивительно, только потому, что по многим наименованиям материалов Казахстан является одним из крупнейших мировых производителей. По свинцу в частности. Очень странно, что отечественные товаропроизводители имеют свинец по цене выше, чем на Лондонской бирже», – продолжил Павел Беклемишев.

По его мнению, именно здесь кроется механизм решения проблемы. «Стоимость свинца на Лондонской бирже металлов формируется из рыночной стоимости и затрат на доставку этого материала, допустим, в европейские порты, где он реализуется. Но если свинец будет потребляться внутри Казахстана, его не надо везти, например, в Роттердам (на склады. – Ред.). Хотя бы на стоимость этой транспортировки можно снизить стоимость свинца для казахстанских товаропроизводителей», – говорит член правления союза машиностроителей.

По его словам, это первый механизм, который сейчас горячо обсуждается, и задача поставлена решить этот вопрос в таком ракурсе до конца года. Хотя на самом деле, на его взгляд, можно было бы снижать цены и дальше, с учетом того, что в случае переработки материала на территории республики и получения добавленной стоимости налоговые поступления в бюджет РК будут намного выше. «Это следующий шаг, который в этом оду не планируется, но двигаться надо в этом направлении. Это действительно один из основных вопросов, ключевое конкурентное преимущество», – говорит Павел Беклемишев.

Он рассказал также, что у машиностроителей есть собственная дорожная карта развития отрасли, утвержденная чуть более года назад. «Важно, что в условиях пандемии правительство и лично президент стали чаще смотреть в этот документ и принимать решения по тем или иным вопросам. В частности, по обеспечению товаропроизводителей материалом в первую очередь казахстанского происхождения», – отметил спикер.

По его словам, также важные для отрасли вопросы – это снижение налоговой и таможенной нагрузки при импорте материалов и комплектующих из-за рубежа и создание так называемых базовых производств для выпуска комплектующих или заготовок на территории Казахстана, что позволит получить дополнительное конкурентное преимущество.

«Это кардинальное отличие отрасли машиностроения – она имеет свою программу, и мы находим взаимопонимание с правительством и определенную поддержку со стороны «Атамекена», – отметил собеседник.

Узбекистан не продает лом Казахстану

«В Казахстане разрабатывается закон по промышленной политике. Какие номы в нем нужно прописать?» – обратился ведущий к Турару Жолмагамбетову.

«Мое мнение – в первую очередь необходимо упорядочить и дать определение самому понятию промышленности, которого сегодня в Казахстане нет. Промышленность упоминается в 200-300 законах, отдельные сектора регулируются, какие-то – нет. Поэтому первая задача закона – дать понятие промышленности и систематизировать регулирование», – ответил спикер.

Говоря о мерах поддержки, которые, на его взгляд, необходимо прописать в готовящемся документе, эксперт заметил, в Казахстане применяется много хороших инструментов, которыми производитель пользовался и получил хороший результат. Однако есть еще одна мера, которую тоже стоило бы прописать в законе.

«Мы используем лом – аккумуляторы б/у, их не хватает. Узбекистан – наш региональный партнер, там огромный автопарк, накоплено огромное количество лома. Но в стране действует запрет на вывоз лома цветных металлов. Узбекистан беспрепятственно получает у нас важные виды материалов и сырья. Из нашего алюминия делает двигатели для автомобилей, из нашей пшеницы – муку, из нашего черного лома – арматуру и др. Но у нас нет доступа к узбекистанскому лому свинца. Взаимная торговля не происходит», – обозначил проблему спикер.

Еще один момент, который, на его взгляд, также необходимо вынести на уровень закона, – доступ к рынкам ЕАЭС. «На бумаге он есть, на деле мы сталкиваемся с затруднениями. Мы в России на рынке b2с, то есть когда продаем напрямую клиенту, чувствуем себя хорошо. Но есть еще первичный рынок – госзакупки, мы пытаемся получить к нему доступ, но не получается. Будем работать над этим, но есть бюрократия и барьеры», – поделился Турар Жолмагамбетов.

Руслан Хисамутдинов заметил, что концепцию закона планируется разработать и принять до конца этого года. По Узбекистану министерство писало письма в правительство этой страны. «У нас была договоренность о создании совместного предприятия по сбору аккумуляторов в Узбекистане и возможность по переработке в самом Узбекистане. Решения пока нет», – прокомментировал представитель министерства.

До бизнеса долетели отголоски карантина

Директор ТОО «Инкар-1» Куандык Нурпеисов рассказал, что его предприятие, находящееся в Темиртау, относится к малому бизнесу, оно производит запчасти и нестандартное оборудование для крупных заказчиков.

«Весной мы получили от крупных заказчиков несколько писем, которые приостанавливали нашу деятельность по некоторым контрактам. Примерно 40 человек пришлось отправить в отпуска. Но мы очень быстро вышли из этой ситуации, в течение двух-трех недель восстановили всех рабочих, и сейчас работаем в полном масштабе. Но именно сейчас мы начинаем ощущать отголоски карантинного режима. Пытаемся загрузить производство, но пока видим для себя горизонт в полтора-два месяца максимум», – рассказал производственник.

Необходимые меры поддержки, на его взгляд, уже прописаны в утвержденной дорожной карте развития машиностроения. Это льготное финансирование, предоставление налогов и преференций, натурных грантов, частично гарантирование, механизм экспортной поддержки, обеспечение долгосрочными заказами.

И равноправное положение малого бизнеса по отношению к крупным заказчикам. «Сейчас крупный заказчик может в одностороннем порядке прописать расторжение договора, и малый бизнес не может ничего с этим сделать. Через месяц-два после заключения договора приходит письмо, в котором крупный заказчик говорит, что у него бюджет урезан, сократите подписанные обязательства. Это переговоры, потеря времени, малый бизнес страдает. Мы этот случай обсуждали на площадке Союза машиностроителей Казахстана», – рассказал участник телемарафона.

В новый закон Куандык Нурпеисов предлагает внести вопрос обучения и подготовки кадров. «Это большая проблема для нас. Государство выделяет большие деньги на госпрограммы, в которых предусмотрено оснащение колледжей оборудованием, но почему бы не оснастить нас как социальных партнеров колледжей, чтобы мы обучали студентов по дуальному обучению. Я бы пересмотрел программу «Жас маман», пока это бесперспективное использование денег», – считает спикер.

Запрет на валюту и кассовый разрыв

Директор по развитию ТОО «Силумин Восток» Зоя Новолодская представляет инжиниринговую компанию, которая работает на рынке девять лет и выпускает различное электротехническое оборудование, блочно-модульные здания, запорную арматуру, насосное и нестандартное оборудование.

«Как на нас отразилась пандемия? Нам повезло. Сформированный на начало года портфель заказов помог работать в бесперебойном режиме. Единственная проблема – логистика, доставка нашего товара в тот же Кыргызстан, приходилось брать сертификаты о форс-мажоре, что не всегда было удобно. Потому что для этого необходимо предоставлять договора, а практически все коммерческие соглашения имеют пункт о том, что предоставлять информацию третьим лицам запрещено. Долгий процесс был», – рассказала собеседница.

Второй момент – кассовый разрыв. «Наши клиенты в период пандемии задерживали платежи на длительные сроки, а предприятию необходимо работать, платить налоги, зарплату. Справлялись с этим и пытались пользоваться помощью БВУ. В принципе больших проблем не возникает, но наш запрос на льготный кредит под 6% на 200 млн тенге еще не обработан с мая», – поделилась опытом Зоя Новолодская. По ее мнению, причина столь длительного рассмотрения заявки банком просто в исполнении.

Еще одна проблема, с которой столкнулась компания, заключается в новом правиле покупки валюты. «Раньше, если у нас скапливались на счету какие-то деньги, потому что мы все зависим от иностранного сырья, мы могли купить валюту. Если сумма больше 100 млн тенге, значит, мы получали какой-то процент, покупали ее по льготному курсу. С лета этот вопрос стал очень жестко регулироваться. Теперь купить валюту разрешается только по договору, и если мы ее не использовали в течение десяти дней, то обязаны продать, даже если нас не устраивает курс. Эти ограничения мне не понятны, особенно в нашей отрасли машиностроения, где мы зависимо от иностранного сырья, от иностранных комплектующих. Это острая проблема на сегодняшний день», – рассказала представитель производства.

Также она отметила, что предприятие готово расширяться, но в регионе нет СЭЗ. Это не позволяет пользоваться преференциями и инвестировать в проекты.

Государство возместит затраты на образцы

Директор департамента обрабатывающей промышленности НПП РК «Атамекен» Зифа Якупова отметила, что проблемы в отрасли машиностроения есть, и они обострились в условиях пандемии.

«Нацпалата, особенно во время карантина, организовывала видео-конференции с участием бизнеса, отраслевых ассоциаций и министерств. Бизнес имел возможность в режиме реального времени рассказать о своих проблемах и необходимых мерах поддержки – льготном кредитовании, налоговом и таможенном администрировании, обеспечении сырьем. Многие машиностроительные предприятия завозят комплектующие из других стран, в условиях карантина нужно было принимать меры по таможенному администрированию. Эти предложения вошли в комплексный план по восстановлению экономического роста до конца 2020 года. Предложения бизнеса, которые озвучены на встрече с министрами, были структурированы и направлены госорганам и сейчас отрабатываются с бизнесом в установленном порядке», – говорит спикер.

Участники отрасли несут большие затраты на подтверждение своей продукции на зарубежных рынках, но без этого ее невозможно экспортировать. Для получения сертификата необходимо отправить образец. В отношении продукции машиностроения это обходится очень дорого.

«В этом году вносятся изменения в правила. Если раньше предусматривалось возмещение затрат непосредственно на саму сертификацию, то сейчас будет предусмотрено возмещение затрат на стоимость образца, который везется для сертификации за рубежом. Думаю, это станет хорошей финансовой поддержкой для предприятий отрасли. Государство на это идет и будет возмещать предприниматели эти затраты», – заключила Зифа Якупова.

«Бодрая» промышленность: рост есть, поддержка готовится

Премьер-министр Аскар Мамин назвал машиностроение в числе отраслей с наиболее стабильным внутренним и внешним спросом. В этот список также вошли легкая, пищевая, химическая и фармацевтическая промышленности, производство стройматериалов широкого спектра использования, технологически сложные проекты в сферах нефтехимии и газопереработки. На их поддержку должны быть направлены «все усилия».

Глава правительства поручил расширить пул проектов индустриализации. В этом году по Карте индустриализации должны запустить 206 проектов на общую сумму 996 млрд тенге. Это позволит увеличить объем производства на 1,3 трлн тенге, объем экспорта – на 325 млрд тенге, создать около 19 тыс. рабочих мест. В отрасли машиностроения, в частности, реализуется 19 проектов на 170 млрд тенге, в ГМК – 18 проектов на 190 млрд тенге, в АПК – 76 проектов на 195 млрд тенге, энергетике – 10 проектов на 126 млрд тенге.

Министерство индустрии и инфраструктурного развития должно разработать и вынести на обсуждение в правительство проект концепции закона о промышленной политике. Аскар Мамин обозначил для этого срок: до конца октября. Закон, согласно поручению главы государства, должен появиться до конца года.

Также в Казахстане создадут Фонд развития промышленности. О необходимости его появления Касым-Жомарт Токаев говорил на заключительном заседании Государственной комиссии по ЧП 11 мая.

Фонд должен содействовать расширению и модернизации предприятий через доступное кредитование. Предполагается, что ставка не превысит 3%.

Депутат мажилиса Айкын Конуров высказывал мнение, что если деятельность фонда сведется к финансированию ряда предприятий, то он не изменит ситуацию в промышленности. Развитие отрасли, на его взгляд, тормозят два «системных сбоя» – перекос в банковском кредитовании и сама структура промышленности. Систему финансовой господдержки сектора необходимо пересмотреть.

Елена Тумашова

Подпишитесь на наш канал Telegram!