RU KZ
Женис Касымбек: «Засучив рукава, надо очень активно работать»

Женис Касымбек: «Засучив рукава, надо очень активно работать»

08:23 03 Март 2020 6568

Женис Касымбек: «Засучив рукава, надо очень активно работать»

Автор:

Олег И. Гусев

О том, знают ли министры, «насколько глубока кроличья нора», когда будут проведены массовые казни чиновников и почему налоговики страх потеряли, в эксклюзивном интервью inbusiness.kz рассказал аким Карагандинской области Женис Касымбек.

Он пришел в регион 19 сентября 2019 года с должности вице-премьера правительства, и до Нового года никак не комментировал свою работу – знакомился с делами. Затем была большая встреча с журналистами в декабре, и вот 29 февраля глава самого индустриального региона страны дал эксклюзивное интервью inbusiness.kz.

Как выяснилось, Женис Махмудович любит смотреть канал Nation Geographic, ему нравятся фильмы режиссера Карена Шахназарова («особенно после выхода фильма «Курьер»), а также, по его мнению, картина Георгия Данелия «Не горюй» должна войти в топ-50 лучших фильмов мирового кинематографа. Когда же он говорит о работе, то часто повторяет слова «интересно» и «замечательно».

К назначенному времени в его приемной автор был уже не один: вместе со мной аудиенции ожидала руководитель управления инспекции труда Ирина Любарская. Однако аким области не заставил меня ждать в приемной и ровно в 09:30 пригласил в кабинет. А пока я доставал из сумки блокноты и диктофоны, он успел переговорить с главным инспектором труда.

Наша беседа получилась интересной, мы не единожды, но без фанатизма перебивали друг друга, стараясь наиболее полно донести до собеседника свою мысль. Пару раз даже секунд по 10-15 говорили одновременно.

– Ну, давайте Ваши вопросы, – начал интервью Женис Касымбек.

– Женис Махмудович, да вопрос-то, собственно говоря, один: как нам обустроить Карагандинскую область? В начале двухтысячных существовал постулат о том, что «министром ты никогда не станешь, если «по земле» не ходил – не поработал акимом».

– Это тогда, сейчас по-другому.

– Вот-вот. То есть тогда человек сначала должен был отработать «в поле», и только затем он становится министром. Потом у нас поменялся взгляд, и мы почему-то, как китайцы в конце 1950-х годов с их «политикой большого скачка», придумали себе идею «прорывных проектов»: сейчас мы построим десяток суперзаводов и скаканем вперед. Но министры, работавшие до этого «на земле», в такую идею поверить не могли, даже хотя бы исходя из одного факта: а кто нас пустит на давно поделенные мировые рынки? И поэтому – это мое мнение – для реализации «прорывных проектов» в правительство завели новую генерацию министров – инакодумающую молодежь, не работавшую «на земле».

(Здесь стоит вспомнить строки из интервью Айдархана Кусаинова, которое он дал inbusiness.kz в июле 2019 года. – Авт.)

И в итоге получилось как в том фильме: «Правительство на другой планете живет, родной».

– Опять Данелия, «Кин-дза-дза».

– Да, министры оторваны от реальности и не знают, что в действительности происходит в отраслях. И не потому, что они плохие, а потому, что система так была переформатирована. В итоге мы кричим про «экологический Сталинград» – нам не верят, говорим о проблемах «АМТ» – нас не слышат. То есть министры, по моему мнению, не знают, «насколько глубока кроличья нора»... Одну секунду, я закончу мысль. Сейчас мы рады, что к нам в область пришел целый вице-премьер…

– Спасибо.

– …потому что Вы имеете большой опыт работы в правительстве. Я, кстати, раньше думал, что Вы чистый теоретик, но работа в Актау…

– Морской порт Актау – один из крупнейших логистических центров. До Актау принимал активное участие в строительстве шульбинского судоходного шлюза и реконструкции усть-каменогорского судоходного шлюза. Это был весьма интересный период, во время которого я получил важнейший опыт. Четыре года директором департамента (водного транспорта минтранскома РК. – Авт.), из них два года связаны с очень интересной работой – строительством транспортных объектов на Иртыше.

– Вот Вы к нам пришли. Насчет экологии убедились, что наши люди не экологические экстремисты, а у нас реальная проблема. Мы рады, что Вы пришли в Карагандинскую область. Почему? Во-первых, Вам нужно доказать, что Вы не зря были вице-премьером. А во-вторых, я наконец-то задам первый вопрос интервью: «Как Вы будете объяснять своим бывшим коллегам, что у нас проблем в промышленности гораздо больше, чем на бумаге? И что дополнительно Карагандинская область может получить благодаря прежнему опыту Вашей работы?»

– Я думаю, что министры знают детально ситуацию. И уверен, что люди, которые предметно занимаются, все прекрасно знают, понимают и стараются предпринять необходимые меры. Такие проблемы есть и в других моногородах, и не только в Казахстане.

Исполнительный директор «АрселорМиттал Темиртау» Вадим Басин абсолютно правильно сказал, что революционными темпами можно сократить выбросы и в два, и в три раза, но и, закрыв целые цеха, можно потерять объем производства. А у нас там 13 тысяч работает, плюс подрядчики, плюс МСБ на них завязан.

«Арселор» и все, все, все

– Мы не требуем комбинат закрыть. Когда мы говорим, что «Карфаген должен быть разрушен», то имеем в виду, что должно быть изменено отношение компании к экологии и своим социальным обязательствам.

– «АрселорМиттал Темиртау» имеет соответствующую инвестпрограмму, но нам хотелось бы, чтобы она реализовывалась быстрее. Предприятие инвестирует 305 млрд инвестиций, из них только 60 млрд закладывают в экологию.

«АрселорМиттал Темиртау» с высоты птичьего полета

– Я не верю в реальность этих миллиардов, о чем неоднократно писал.

– Это реальные инвестиции. И предприятие само заинтересовано делать это в нынешних условиях.

– Когда «АМТ» кричит, что он вкладывает конкретно в экологию, я говорю о том, что они просто меняют старое технологическое оборудование на новое, и это новое уже в любом случае экологичнее старого.

– Да, они меняют [устаревшее] оборудование на новое, которое дает экологический эффект. И снижение выбросов на 29% до 2024 года нас с вами не устраивает, поэтому мы договорись пересмотреть и актуализировать эту дорожную карту, чтобы вперед поставить экологические вещи. Это отразится на производственных показателях.

(В 2017 году «АрселорМиттал Темиртау» произвел 4,2 млн тонн стали, в 2018-м – 3,5 млн тонн, в 2019-м – 3,2 млн тонн. – Авт.)

– «АМТ» и при трех миллионах тонн стали находится в большом финансовом плюсе.

– Если они будут выпускать более качественную [и дорогую] продукцию, пусть и меньшими объемами, это тоже неплохо.

– «Арселор» всегда был неприкосновенной «священной коровой». В последние годы ситуация стала меняться: руководство компании твердо пообещало Вам нашу Родину любить. А как далеко Вы готовы зайти в этих изменениях?

– Мы ставим для себя две задачи: требовать улучшения экологической ситуации и увеличения казахстанского содержания в производстве. Эти два вопроса у меня на постоянном контроле. Если покупают, например, автобус, то пусть покупают его в Семее, Кокшетау, Костанае или Алматы. Новое руководство «АМТ» идет навстречу. Думаю, мы должны увидеть первые результаты в этом году.

– Автоматом возникает вопрос о Ваших полномочиях.

– У меня есть достаточно полномочий. Отраслевое министерство и правительство полностью поддерживают нас и линию на то, что [компанией] должны быть соблюдены инвестиционные обязательства. Инвестор должен нести экологическую нагрузку.

– Резюмируем тему: поддержка правительства в изменении политики по отношению к «АМТ» есть?

– По всем инвесторам у нас одинаковые позиции. Другие загрязнители тоже должны нести соответствующие расходы. Есть законодательство, если нарушают – будут отвечать. Почему по-другому должно быть?

Чиновники и массовые казни

– С правительством и экологией разобрались. Идем дальше. За долгие годы в регионе сложилась особая каста чиновников, и стало важным знать «административную генеалогию»: этот братишка того, этот племянник того. И вот приходит в систему новый руководитель с новым видением. Рассмотрим эту ситуацию на примере принципиальной электрической схемы. Есть источник питания – руководитель, от него пошли провода к приборам и микросхемам – начальникам управлений, департаментов и т. д. Они привыкли работать в своем режиме, а тут сила тока изменилась. И начнется: предохранители у них будут вылетать, перегреваться начнут, зависать. Вопрос: насколько Вы готовы устраивать массовые казни чиновников?

– Мы же не в средневековье живем (смеется). Караганда – особый регион, здесь потенциал у людей достаточно серьезный. Я смотрю на своих коллег в акимате – у них есть и знания, и умения, для того чтобы выполнять текущие задачи и работать на перспективу. Лакмусовой бумажкой для всех будет прохождение отопительного периода и паводок. Есть какие-то персоналии, у которых есть высокий потенциал и от которых я бы хотел видеть другой отдачи. У меня такого нет, чтобы я за собой возил команду.

Инвестиции и налоги

– Отопительный сезон и паводок – это текучка. А что в приоритете в среднесрочной перспективе?

– В целом регион активно развивается: за последний год объем инвестиций больше 800 млрд тенге. 65% – это частные инвестиции. Это говорит о том, что у нас неплохой инвестклимат, и это было достигнуто за последние несколько лет.

Показатели Карагандинской области за 2019 год. Источник: акимат области

Для себя я вижу такую задачу: самое главное – привести в регион качественные инвестиции для создания постоянных рабочих мест и увеличения поступления налогов. Тот же «Арселор», чтобы он вкладывал качественно именно в новые технологи и экологию. Тот же Шубаркуль, который сейчас занимается углехимией и будет строить комбинат по производству полукокса. Это наше достояние и благо, что мы имеем в регионе такую железнорудную и угольную базу, но другой важнейший вопрос – развитие МСБ: в перспективе мы не должны зависеть от системообразующих предприятий.

– Вот здесь очень важный момент: у нас налоговики страх потеряли. Процитирую директора РПП Карагандинской области Ернара Кульпеисова: «Свыше тысячи карагандинских предпринимателей столкнулись с проблемой недействительных сделок. Показатель вырос почти в 20 раз за последние три года. С 2017 по 2019 год ими подано 1923 иска. Налоговые органы пошли по пути наименьшего сопротивления. Они начали отменять регистрацию юридических лиц, уклонившихся от уплаты налогов, и, соответственно, просто доначисляют налоги их контрагентам».

– В последнее время какая-то тенденция есть. Но у этой медали две стороны. К сожалению, по количеству компаний-однодневок и по количеству обнала Карагандинская область – одна из лидеров по стране. Так что налоговые органы должны достаточно жестко работать. Но если есть перехлест, необоснованные претензии к бизнесу, то, конечно, мы должны на это реагировать, и налоговики должны это понимать.

– Давайте вернемся немного назад, когда Вы упомянули прежнюю команду. Вашего заместителя Алмаса Айдарова у Вас забрали или Вы его сами отпустили в замминистры иностранных дел?

Заместитель министра иностранных дел Алмас Айдаров

 С Алмасом Айдаровым я работал, хорошо его знаю. Они вместе с Алишером Абдыкадыровым (он пришел на смену Айдарову в акимат региона. – Авт.) тогда работали в комитете по инвестициям. Оба гиперактивные, достаточно креативные ребята, умеют работать с людьми. Очень хорошо, что у них есть и западное, и казахстанское образование. Алмас за три года набрался в Караганде необходимого опыта, я думаю, что он с удовольствием перешел на новое место и теперь занимается теми же вопросами, что и здесь, только в масштабах республики. Новая мотивация, новые вызовы, и я надеюсь, что у него все получится.

Inbusiness.kz делал с Алмасом Айдаровым серию интервью, в которых мы как раз отслеживали динамку инвестиций в Карагандинской области за последние годы, и присоединяется к Вашим пожеланиям в его адрес. Но есть вопрос: очень много процессов он здесь выстраивал в ручном режиме.

– Такова специфика региональной работы.

– Я имею в виду – Алишер Абдыкадыров перехватил рычаги?

– Перехватит. Я еще раз убеждаюсь, что у нас хорошее законодательство и созданы благоприятные условия. У нас есть нужные и стимулирующие преференции для инвесторов: через инвестконтракты, через СЭЗ, через индустриальные зоны. Но в регионе необходимо персонально с каждым инвестором работать. Тем более большого международного инвестора надо за руку вести.

– Алмас Айдаров и говорил, что даже устраивал детей [сотрудников инвесторов] в детские сады и школы.

– Однозначно, все же люди, и если семья не получит у нас хороших условий, то хороший инженер не захочет здесь работать и уедет. Поэтому приходится в ручном режиме многие проекты сопровождать, без этого, наверное, нигде невозможно хороший серьезный проект реализовать. Это нормально.

– Что Вы наметили для региона на ближайшую перспективу?

– В этом году мы для себя некоторые амбициозные планы ставим: хотим в Сарани поставить завод, который будет выпускать автобусы, производство лифтов наладить в Караганде. Мы должны уходить в глубокую переработку, сортамент того же «Арселора» должен быть намного шире, нужно переходить на более высококачественные стали. То же самое по меди, ферросплавам, по которым у нас в регионе создается новый кластер. Хотелось бы машиностроением заняться, горнорудным и горношахтным оборудованием.

Источник: акимат Карагандинской области

Мы активно двигаемся по строительству жилья, в Караганде хотим увеличить в два раза, а в области в полтора. В связи с этим увеличивается потребность в строительных материалах, а это огромные возможности для наших предпринимателей-производителей. В Темиртау, например есть завод по выпуску блоков ТОО «КазГазоБлок», он полностью законтрактован на столицу, но наши предприятия просят его увеличить мощности, потому что и в Караганде начинается строительный бум. ТОО «ККК Бетон» выпускает большой объем продукции, и мы постараемся его максимально загрузить. Оно дома строит в Абае, Сарани, в Караганде и за пределами региона. То есть у нас сейчас есть и возможность, и определенный вызов для предпринимателей создавать бизнес вокруг строительства. Это ж замечательно, и я думаю, что это все получится. Здесь я вижу большую поддержку со стороны отраслевого министерства, всех центральных государственных органов и правительства.

– Чувствую, что Вы сейчас скажете о том, что надо работать, работать и работать.

– В Караганде есть все необходимое для достижения результатов: ресурсы, высокий индустриальный потенциал, образованные и опытные кадры, активный малый и средний бизнес, перспективные предприниматели в сельском хозяйстве. Остается только, засучив рукава, очень активно работать.

Олег И. Гусев